Россия оказывала сопротивление гегемонии Запада, но готова "поклониться" Китаю / kremlin.ru

Европейская одержимость Россией не взаимна. Москва не просто больше не заинтересована в континенте. Ей безразлична европейская интеграция или сближение с Европой. Ее не интересует европейский распад или переход стран из орбиты Запада на российскую.

В залах Кремля сегодня все мысли о Китае и о том, удастся ли московским чиновникам убедить Пекин сформировать альянс против Запада. Об этом на страницах Politico пишет бывший португальский министр по вопросам Европы Бруну Масеаш.

Читайте такжеHandelsblatt: Европа вернулась в 1930-е годы

Он добавляет, что одержимость идеей создания альянса с Китаем была очень очевидной на саммите Валдайского клуба еще в 2017 году. В прошлом году на аналогичной ежегодной встрече замысел казался не так спекуляцией, как тем, что Россия действительно хочет воплотить. И как можно быстрее. Каждый российский представитель: от академиков до министра иностранных дел Сергея Лаврова и самого Владимира Путина, — ни о чем другом даже не говорил. В воздухе чувствовалось даже некоторое отчаяние.

Как пояснил автору бывший советник Путина Сергей Караганов, теперь в Москве все внимание приковано к Китаю. Российские взгляды на Пекин очень сильно изменились за последние пять лет. Москва отказалась от надежд, что китайская экономика может стать примером, который ей самой удастся повторить. Вместо этого эксперты по вопросам внешней политики обдумывают то, как Россия может использовать Китай для продвижения своих геополитических целей.

На встрече Валдайского клуба никто не сомневался в том, что Китай знает, как создать экономический рост, а Россия – нет. Российские элиты, которые всегда готовы сопротивляться любым признакам западной гегемонии, без проблем признают теперь китайское экономическое превосходство.

«Их смирение напомнило мне то, как Великобритания отдала США роль доминирующей экономической силы», - пишет Масеаш.

Читайте такжеBusiness Insider: Армия Китая готовится к ядерной войне

С точки зрения Москвы, нет причин противиться новому союзу во главе с Китаем. И теперь, когда Вашингтон обложил дополнительной пошлиной китайский экспорт, Россия надеется, что Китай наконец обозначит своей проблемой США, а не Кремль. В прошлом все попытки объединить усилия стран проваливались. Потому что Пекин не хотел портить свои отношения с Америкой. Но теперь, когда он стал сам целью давления, по идее он может стать более решительным. Каждый российский чиновник на встрече Валдайского клуба пытался подтолкнуть Китай в этом направлении.

Но могут ли Москва и Пекин сегодня стать друзьями? И как долго будет длиться эта дружба? Стоит помнить, что обе страны мечтают свергнуть глобальный порядок во главе с Америкой. Но у них есть также большая история геополитической вражды, которая может возродиться, как только Москва и Пекин добьются своих общих целей. А появление новых «полюсов» в геополитике настроит их друг против друга. Но это произойдет не ранее, чем через примерно 20 лет. Сейчас Китай и Россия на одной стороне.

Их союз, если он действительно появится, в корне изменит глобальную политику. Стоит только представить международный кризис, в котором Китай и Россия вдруг выступят как единый блок. Их влияние будет большим и в некоторой степени непредсказуемым. С психологической точки зрения в мыслях Запада китайско-российский союз будет сочетать в себе страх, связанный с Москвой, и неуязвимость Пекина. Вашингтон будет чувствовать себя под атакой. Европа же – запуганной и нестабильной.

Старый Свет также встанет перед угрозой раскола между Западной Европой и центрально-восточными странами на континенте. Центральная и Восточная Европа могут развернуться на Восток под влиянием богатого Китая, готового инвестировать в регион. Это был бы новый мир, который все больше кажется реальным.

Читайте такжеРоссийский политолог объяснил, почему Путин боится Китая

Сейчас китайское благоразумие остается самым большим препятствием для создания такого альянса. И Россия об этом знает. Однако, как замечает автор, частные разговоры с китайскими чиновниками показали, что они размышляют над таким сценарием, время для которого истекает. Сейчас они не очень убеждены, что Пекину действительно стоит выбрать войну, даже если это будет Холодная война.

Однако, появление нового Восточного блока зависит не только от Китая, но и от Европы. Ее рынки и технологии – это критически важный ресурс для Пекина. Китайские чиновники все лучше понимают, чего им ждать от Америки и России. Но Европа – другой случай. Пекин будет колебаться над решением, стоит ли ему отталкивать от себя континент. Он будет ждать, пока европейцы не займут какую-то позицию. Европа может заставить китайскую сторону ждать в раздумьях. В опасном мире сейчас Европа держит баланс.