Эскалация конфликта на линии разграничения и стягивание российских войск к нашим границам заставили украинские и европейские медиа вспомнить о том, что на востоке Украины вот уже восьмой год идет война. Но, похоже, представители действующей украинской власти не собирается использовать эту волну внимания в интересах Украины. Вместо того, чтобы сформировать новую повестку по существующим переговорным форматам, мы цепляемся за детали вроде места встреч ТКГ после окончания пандемии COVID-19, свои же собственные нереализованные ультиматумы относительно участников самого диалога в Трехсторонней контактной группе, или держимся за идею кластеров, которая ощутимо не меняет нашего положения к лучшему, ведь за рамку как Россией, так и Германией, и Францией берутся Минские соглашения.

Но украинский план, который некоторые обозреватели попытались представить прорывом в понимании ситуации нашими переговорщиками, на деле включает в себя такие "компромиссные" позиции как, например, те же совместные патрули, которые должны состоять из сотрудников правоохранительных органов Украины и "граждан Украины из ОРДЛО

Тема переноса переговоров из Минска в любую другую столицу может восприниматься перспективной только как обозначение позиции Украины в отношении нарушения прав человека в Республике Беларусь. Другие же аргументы адептов переноса переговоров из Минска в "по-настоящему нейтральную страну" – о том, что так можно попробовать не допустить боевиков до работы формата – разобьются о реальность. Лица, которые находятся под санкциями, допускаются на территорию тех государств, которыми поддерживаются санкции, на время переговоров. Показательный случай – присутствие Суркова на переговорах внешнеполитических советников в Париже летом 2019 года, когда ему разрешили въезд на момент переговоров, но не разрешили остаться ни днем дольше. Перенос переговоров из города в города не изменит ни сам формат, ни содержание Минских соглашений, которые были и остаются крайне невыгодным для нас документом.

План по кластерам в этом мало отличается от инициативы по переносу переговоров в другой город: из публикации предполагаемых черновиков плана в "Коммерсанте" можно сделать вывод, что Украина, хоть и попытавшись изменить установленную Минскими соглашениями очередность проведения выборов и передачи государственной границы под украинский контроль, не получила в этом поддержки от Германии и Франции, и, конечно же, эта идея никак не могла быть поддержана Россией. Но украинский план, который некоторые обозреватели попытались представить прорывом в понимании ситуации нашими переговорщиками, на деле включает в себя такие "компромиссные" позиции как, например, те же совместные патрули, которые должны состоять из сотрудников правоохранительных органов Украины и "граждан Украины из ОРДЛО ("народной милиции")" (прямая цитата из текста, опубликованного "Коммерсантом").  Да и сам факт публикации документов (в переводе на русский язык и в российских СМИ) свидетельствует о том, что Россия примет только свой собственный вариант выполнения этого плана – то есть никаких действий и шагов, которые бы противоречили принятому в России "добуквенному" чтению существующих договоренностей (помимо, разве что, достижения новых договоренностей "между Украиной и ОРДЛО" напрямую, что и  прописано в русском черновике).

Нам необходимо говорить о новых соглашениях, но делать это так, чтобы не быть обвиненными в "развале Минска"

Сегодня совершенно очевидно, что нам необходим не разговор о новой площадке, и даже не очередная встреча внешнеполитических советников Нормандского формата, где мы готовы предлагать инструменты для потенциальной легализации незаконных вооруженных формирований. Нам необходимо говорить о новых соглашениях, но делать это так, чтобы не быть обвиненными в "развале Минска", что будет очень непросто из-за той рамки, которую обозначили сами украинские переговорщики – "кто первый совершит демарш и откажется от заседаний – и есть нарушитель дисциплины и нежелающий договориться".

Работу в Минском формате необходимо продолжать параллельно с поиском новых решений на уровне Нормандского формата. Но это должна быть работа с минимизацией вероятности каких бы то ни было контактов и даже формальных обменов репликами с представителями НВФ, и работа, предполагающая честную оценку ситуации с безопасностью – украинской делегации необходимо признать, что объявленное летом прошлого года перемирие окончательно сорвано (представив всем заинтересованным сторонам весь задокументированный массив нарушений условий решения ТКГ о прекращении огня, где нарушением считаются не только обстрелы, но и даже инженерное оборудование позиций в направлении противника) и что РФ не выполняет обязательства, взятые на себя в ТКГ. Это даст возможность переписать решение, содержащее невыгодную для Украины составляющую – формулировку "СЦКК в действующем составе", которая открыла РФ пространство для маневра с легализацией НВФ как стороны конфликта.

Параллельно этому направлению работы, необходимо искать возможности для конструктивного диалога в Н4, при этом оставив практику взвинчивания стоимости самого факта проведения встречи, что является постоянной ошибкой команды Зеленского, которая видит и встречи на высшем уровне, и даже телефонные переговоры лидеров государств самоценными.

Необходим пошаговый план, подготовленный в Украине и для Украины. Не предполагающий ни легализации "народной милиции", ни уступок по вопросам контроля над государственной границей. Безусловно, после наших опасных маневров всего прошедшего года – Консультативного совета, попытки воплотить в жизнь "совместные инспекции" украинских позиций с боевиками – будет непросто убедить наших партнеров в том, что это изменение курса всерьез, но у нас нет других вариантов, кроме как пробовать. Мы не имеем права не ответить на вопросы за что, почему и для чего были все наши жертвы последних семи лет.

Мария Кучеренко, аналитик, экс-руководитель проектов Центра исследования проблем гражданского общества

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram