Тимошенко зря рассчитывает на политическую целесообразность вместо верховенства права

09:49, 20 июня 2012
Разное
2650 0

Теперь защите госпожи Тимошенко нужно спешить в экспресс-режиме «проскочить» все инстанции, чтобы передать дело в Страсбург. Времени до парламентских выборов осталось совсем мало. А, учитывая скорость работы Европейского суда, до президентских выборов - тоже.

Месяц назад, 18 июня 2012-го, интересную позицию озвучил Андрей Кожемякин, лидер ее парламентской фракции. Что, мол, госпожа Тимошенко не будет принимать участие в заседании кассационного суда по «газовому делу», запланированном на 26 июня: «Юлия Тимошенко направила в суд письмо с просьбой проводить заседания без его участия ... Наша фракция требует провести это заседание без промедления согласно требованиям законодательства».

Отечественное законодательство предусматривает возможность кассационного суда без участия осужденного. Статьей 391 Уголовно-процессуального кодекса определено, что приглашение осужденного для дачи объяснений - право, а не обязанность апелляционных и кассационных судебных инстанций, которое может использоваться «в случае необходимости».

При этом, согласно Постановлению Пленума ВСУ, вызов осужденного, который содержится под стражей, в суд кассационной инстанции производится только по его личному ходатайству. То есть, независимо от того, состоится суд с участием Юлии Тимошенко, или без ее участия, это будет соответствовать украинскому законодательству.

Смущает другое. Именно Юлия Тимошенко является автором кассационного представления. Это означает, что именно она, по сути, и является наиболее заинтересованным лицом в том, чтобы законным образом влиять на решения суда. И этим дополнительным рычагом влияния на судебное решение могло бы стать ее личное присутствие на заседании.

Более того, обязательного присутствия Юлии Тимошенко в суде официально потребовали... ее защитники. Так, еще 1 декабря 2012-го, на этапе рассмотрения апелляции госпожи Тимошенко, ее адвокат Николай Сирый заявил, что решение суда о рассмотрении апелляции без ее участия будет нарушением права подсудимой на защиту. Тогда несколько дней господин Серый с его коллегами пытался остановить разбирательство и восстановить его лишь тогда, когда в нем сможет принять участие сама экс-премьер. «Я прошу суд о приостановлении рассмотрения жалобы в связи с тяжелым заболеванием Юлии Тимошенко. Это препятствует дальнейшему рассмотрению дела», - отмечал тогда адвокат.

Что же случилось теперь? Откуда такая внезапная смена юридической позиции? Почему Юлия Тимошенко, которая ранее устами адвокатов чуть не умоляла прекратить судебные разбирательства, теперь выражает совершенно противоположную позицию и «подгоняет» суд к работе без ее присутствия? И почему эту позицию озвучивает именно Андрей Кожемякин?

По моему мнению, здесь играют свою роль два обстоятельства. Во-первых, ранее защита давала четко понять, что рассчитывает на «грозное» решение о госпоже Тимошенко со стороны Европейского суда по делам человека. События в самой Украине они считали лишь «фоном». Им было важнее показать Западу, что Тимошенко в Украине могут судить даже несмотря на ее просьбы «немножко подождать». Об этом, например, как о «проявлении издевательств» рассказывала дочь подсудимой итальянским парламентариям 23 марта 2012-го.

Но не сложилось. Европейский суд не менее четко дал понять, что даже ради госпожи Тимошенко никто ничего пересматривать не будет. И дело может попасть в Страсбург только тогда, когда прошло все инстанции в своей стране.

Теперь защите госпожи Тимошенко нужно спешить в экспресс-режиме «проскочить» все инстанции, чтобы передать дело в Страсбург. Времени до парламентских выборов осталось совсем мало. А, учитывая скорость работы Европейского суда, до президентских выборов - тоже.

А вот подключение к пересмотру юридической позиции господина Кожемякина имеет другое объяснение. Ведь позицию госпожи Тимошенко об ее желании, чтобы ее судили без нее, озвучили не адвокаты в ходе судебного разбирательства. И не официальные защитники, которые имеют постоянный доступ к «телу» экс-премьера. Это сделал в парламенте Андрей Кожемякин. Редкий гость в больнице у Тимошенко. Но «великий специалист» по разнообразным «спецоперациям» и грубым политическим приемам.

Понимание же сути новой «операции» дал еще в декабре тот же Николай Сирый. Обосновывая, почему суд не может состояться без участия Тимошенко, он сослался на Европейскую конвенцию о праве на справедливый суд и защиту. Одним из ее ключевых тезисов является осуждение «заочных» судов, которые происходят без участия обвиняемого.

Для полного понимания ситуации, давайте проанализируем контекст, в котором происходят события. В последние недели информационный фон вокруг Тимошенко, который постоянно «подогревают» Григорий Немыря & Сo, начал стихать. Не оправдались и надежды на реализацию резко негативных для Украины результатов информационной кампании во время Евро-2012. Свои сборные болельщики поддерживают активно, Украина - тоже, а вот к «защите прав Тимошенко» сознательные европейские болельщики, в отличие от политиков, почему-то равнодушны. Нужен новый толчок, новый шаг, который можно было бы представить европейцам, конечно, как «притеснения в отношении госпожи Тимошенко».

Мне кажется, сегодня представителям БЮТ важно как угодно заставить суд начать работу в способ, который они в свойственной им манере поспешат назвать таким, который «не соответствует никаким демократическим нормам ЕС». На самом деле, и это принципиальный момент - в самой Конвенции о праве на справедливый суд и защита нет ни слова о кассационном рассмотрении. Но тут расчет на другое - на то, что никто не будет разбираться в процедурных тонкостях.

Разве интересовались европейцы обстоятельствами дела в отношении Тимошенко? Нет, они делали чисто политические заявления. Почему сейчас Европа будет поступать как-то иначе?

Это во Франции экс-президента Николя Саркози, уже лишенного неприкосновенности, вызывали на допрос в нескольких делах по обвинению в получении 800 000 евро на президентскую кампанию в обмен на освобождение от налогов самой богатой француженки Лилиан Бетанкур, наследницы косметической империи «L`Oreal».

Это в Италии миланский прокурор Фабио Де Паскуале потребовал для экс-премьера Сильвио Берлускони, наказание в виде 3 лет и 8 месяцев за то, что его медиагруппа «Mediaset» заподозрена в масштабных финансовых махинациях, связанных с приобретением прав на демонстрацию американских фильмов в Италии.

А у нас в Украине госпожа Тимошенко, бывшее должностное лицо, которое, нарушив закон, превысив свои полномочия, без каких-либо консультаций со своим правительством, подписала позорный газовый контракт, сетует на «политическое преследование».

Интересно, что бы сказали своим политикам французские и итальянские избиратели, если бы им пришлось платить больше за газ в результате должностного преступления?

Вячеслав Пиховшек

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter