Среда,
07 декабря 2016

Наши сообщества

Украина и Запад нужны друг другу - The New York Times

После столетий почти непрерывного иностранного контроля мы, украинцы, 25 лет назад добились независимости от Советского Союза. В 2005 году после того, как мошеннические выборы привели к власти Виктора Януковича, наша Оранжевая революция помогла победить его.

Евромайдан / Фото УНИАН
Евромайдан / Фото УНИАН

В этом месяце мы отмечаем двухлетнюю годовщину Майдана - Революции достоинства - когда мы свергли клептократическое правительство Януковича во второй раз. Украинцам кажется, что новая Украина никогда не появится; она всегда в процессе становления. Об этом пишет Александр Сушко в статье "Украина и Запад нужны друг другу", опубликованной The New York Times.

Но может меняться темп. Снова и снова, наша страна выражала желание интегрироваться в Европейский Союз. Сейчас, впервые, Европейский союз – страдающий от национализма и миграционного кризиса – возможно, нуждается в нас так же, как мы в нем. Мы редкая порода, люди, которые поддерживают Европейский союз и его общую идентичность, а не презирают его.

Сегодня мы делаем успехи в направлении интеграции с помощью наших союзников. США обещали, по крайней мере, $2 млрд в виде кредитных гарантий и прямую помощь на сумму почти $760 миллионов. В декабре Европейская комиссия опубликовала отчет, указывающий на то, что Украина соответствует стандартам, которые позволят украинцам путешествовать по всему ЕС без виз. На прошлой неделе Министерство обороны США представило план по увеличению сменяющегося развертывания тяжелого оружия, бронетехники и войск в странах НАТО в Центральной и Восточной Европе. Это сигнал для России, указывающий, что она должна отступить.

REUTERS
REUTERS

Тем не менее, построить новую Украину будет нелегко. Россия аннексировала Крым и заняла часть Восточной Украины, оставив так называемый "замороженный конфликт", который может повторно разжечь по собственному усмотрению. Несмотря на то, что некоторые из наших политиков гораздо лучше умеют спорить и набивать собственные карманы, чем управлять, и, несмотря на наши последовательные изменения в руководстве, у нас нет достаточно практики во взаимном доверии, чтобы вместе строить демократию.

Российский президент Владимир Путин уважает международные правила и границы, только если они совпадают с его интересами. Мы не думаем, что он может измениться.

Но это не означает, что Запад и Украина должны отложить свое стремление к более тесным связям. Оказание помощи Украине в противостоянии Москве сейчас в интересах Запада, поскольку это поможет ему избежать конфронтации с более мощной Россией в будущем. Усиление военного присутствия НАТО в регионе – это начало. Но для нас гораздо более важно, чтобы Запад выполнил то, что уже обещал: инвестиции в новую Украину, как эффективную модель управления для Восточной Европы, альтернативу  фиктивной "суверенной демократии" Путина.

Конечно, украинцы должны доказать, что готовы к этому вызову.

Фото УНИАН
Йенс Столтенберг и Петр Порошенко / УНИАН

В прошлом мы этого не сделали. В 2005 году люди впали в апатию, как только Оранжевая революция избавила нас от Януковича. Когда следующий режим также оказался коррумпированным и некомпетентным, люди просто стали пассивными и незаинтересованными.

Но поворотным пунктом стало движение, названное в честь Майдана, главной площади в Киеве, где два года назад протестующие требовали перемен, отказываясь разойтись. В отличие от 2005 года, гражданские организации пережили второе изгнание Януковича. Теперь у нашей страны есть энергия, который мы никогда ранее не ощущали, – желание и сила, чтобы защитить наши главные ценности и интересы.

Мы знаем, что должны сначала построить функциональную демократию. Правительство уже достигло некоторого прогресса, но наше гражданское общество требует более решительных шагов. Активные гражданские организации играют все большую роль в планировании и защите жизненно важных реформ в области государственного управления, судебной системы, децентрализации, государственных закупок, инвестиций и многого другого.

Демократия означает также государственную монополию над всеми вооруженными формированиями. Самоорганизованные добровольческие батальоны, некоторые с крайне правыми взглядами, сыграли важную роль в сдерживании продвижения России и ее сепаратистских союзников во время кризиса два года назад. Но первичное условие эффективной государственности – это обеспечение полного подчинения таких групп централизованному контролю, и правительство достигло существенного прогресса в этом вопросе.

REUTERS
REUTERS

Мы также должны обеспечить политические свободы, несмотря на продолжающуюся опосредованную войну на востоке. В некоторых частях восточной Украины, подконтрольных сепаратистам, мы должны гарантировать чиновникам свободный доступ для наблюдения за прекращением огня; демилитаризацию зоны; добиться вывода вооруженных Россией боевиков и оружия; обеспечить безопасность людям любых взглядов; и восстановить нормальную политическую и гражданскую жизнь, в том числе без ограничений активности украинских политических партий и общественных групп.

Только тогда мы сможем перейти к самой существенной стадии – выборам – свободному и справедливому соревнованию, которое соответствует международным стандартам. Прежде всего, мы должны повсюду искоренить коррупцию. Создано и работает новое Национальное антикоррупционное бюро, но другое агентство, предназначенное для предотвращения коррупции и конфликта интересов среди чиновников, еще не полностью укомплектовано.

Одним словом, если мы хотим быть частью Европейского союза, мы должны придерживаться его идеалов. Но нам также следует повысить эффективность.

/ Фото 112.ua
Майдан Независимости / Фото 112.ua

К счастью, у нас есть такая возможность. По всему земному шару, сокращается пространство для демократии и верховенства права. Европа предложила одну из наиболее эффективных моделей управления в истории, особенно для устранения наследия враждебности, установления устойчивого мира и создания продуктивной экономики наряду с интегрированной социальной системой. Но эта модель подвергается сложным испытаниям из-за подъема враждебных националистов, которые частично подпитываются страхом перед терроризмом и недовольством из-за мигрантов. Мы – противоядие. Европа нуждается в нашем динамизме, как можно скорее.

Новая Украина – это метафора, но она несет в себе новую страсть к свободе для всего региона. Если каждый год мы будем становиться немного лучше – даже медленно – мы будем двигаться вперед. И, возможно, другие последуют нашему примеру.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости общества

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение