цей матеріал доступний українською

Foreign Policy: Европа обречена состариться, но последствий она может и не почувствовать

14:29, 27 января 2020
Мир
888 0
Иллюстрация REUTERS

Популярное утверждение о старении Европы говорит о мрачном упадке в будущем. Многие боятся обвала стандартов жизни и катастрофического увеличения количества людей, которые будут жить за счет социального обеспечения. На прошлой неделе издание Financial Times назвало это «демографической бомбой замедленного действия».

Признавая это беспокойство, президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен недавно назначила вице-президента по вопросам демократии и демографии, целью которого будет проведение публичного обсуждения проблемы старения и того, может ли она действительно оставить кого-либо без социальных гарантий или инфраструктуры. Об этом пишет Foreign Policy, напоминая, что разговоры о решении вопроса о старении Европы приобрели особой остроты во время кризиса беженцев в 2015 году. Много кто настаивал, что прием мигрантов обязательный для поддержки европейской системы социального обеспечения.

Читайте такжеThe Atlantic: Количество людей на Земле прекратит расти через 80 лет

«Уравнение простое: чтобы восполнить дефицит в рабочей силе и поддержать экономическую динамику, Европе нужны мигранты», - сказал тогдашний Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, выступая в Брюсселе в 2015 году. Это утверждение до сих пор формирует дискурс относительно иммиграции.

«Если мы не хотим постепенно превратиться в континент стариков, нам нужна свежая кровь», - сказал в 2018 году министр иностранных дел Испании Жозеп Боррель.

Кризис также дал толчок для трехлетнего расследования Еврокомиссии относительно демографического будущего ЕС. Выводы, опубликованные прошлого июня, описывают печальную реальность. Усиление миграции и повышение рождаемости не изменят курс к старению общества и ослаблению рабочей силы.

Не смотря на то, какая политика будет принята и в следующем десятилетии, надежды на значительное исправление ситуации с возрастом населения в Европе нет. В долгосрочной перспективе миграция будет иметь ограниченное влияние на процесс старения европейцев. Потому что новоприбывшие граждане тоже стареют, увеличивая количество трудоспособного и нетрудоспособного населения со временем. Даже если ЕС изменит свои взгляды и объединится вокруг подхода открытости к миграции по примеру Канады, приняв к 2060 году более 100 миллионов человек, средний возраст в Европе продолжит расти.

Читайте такжеFinancial Times: Восточная Европа может стать слишком старой, чтобы быть богатой

Реальная угроза седого общества кроется в коэффициенте зависимости рабочей силы, то есть соотношении между людьми, которых считают рабочей силой, и теми, кого не причисляют в эту категорию. К примеру, неблагоприятный баланс между ними во Франции вынудил правительство планировать пенсионную реформу. И это стало причиной забастовок и протестов в государственном секторе, которые продолжаются уже месяц.

Комментаторы также часто полагаются на упрощенные показатели, предполагая, что лишь возрастная структура определяет будущее состояния здоровья рабочей силы. Такие оценки пропускают три ключевых трансформации в активности и образовании работников, которые могут помочь сохранить почти равный баланс коэффициента зависимости в Европе.

Во-первых, европейцы теперь живут дольше с хорошим здоровьем, чем когда-либо, благодаря успехам медицины и ведению более здорового образа жизни. Это означает, что они могут оставаться активными на рынке труда дольше, что требует фундаментальной переоценки в обществах того, когда трудовая жизнь заканчивается и начинается пенсионный возраст. 10 стран ЕС делают уверенные шаги к тому, чтобы привязать пенсионный возраст к уровню продолжительности жизни, сокращая тем самым количество лет, прожитых в зависимом статусе.

Читайте такжеThe Economist: В 2020 году начнется десятилетие "молодых стариков", которые изменят мир

Во-вторых, рост привлечения женщин к рынку труда переводит большую часть населения Европы с зависимой группы в категорию рабочей силы. Увеличение трудовой активности молодых женщин означает, что сейчас работает больше людей, чем в любой другой период в прошлом. Эта тенденция не обязательно вредит уходу за детьми. Страны Скандинавии смогли сохранить высокий уровень участия женщин на рынке труда (75-82%) и достаточно высокий уровень рождаемости (1,71-1,85 ребенка на женщину), предложив гибкие условия труда, расширения декретного отпуска и радикального сокращения стоимости детсадов.

Если ЕС постепенно повысит уровень участия в рынке труда женщин и мужчин к показателям Швеции сегодня, страхи относительно радикального скачка количества тех, кто живет на социальную помощь, можно будет полностью развеять. Высокий уровень трудовой активности в Швеции связан отчасти с политикой стимулирования в стране, в частности с введением налогового зачета за заработанный доход, отдельного налогообложения с более низкими ставками для частично занятых граждан, более жестких критерий для назначения пенсионных выплат, а также выплат в связи с инвалидностью.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter