цей матеріал доступний українською

Bloomberg: Битва за Восточную Германию продолжается через 30 лет после падения Берлинской стены

14:26, 08 ноября 2019
Мир
1257 0
Восточные немцы до сих пор не чувствуют себя полностью интегрированными с Западом / Flickr/Gavin Stewart

Диане Леманн было шесть лет, когда Берлинская стена была повалена. Она вспоминает, что примерно через месяц ее семья переехала в Баварию на своем восточногерманском автомобиле Trabant, чтобы испытать удивительную новую свободу, которую им вручили.

Получив 50 долларов «приветственных денег» от правительства ФРГ на расходы, родители повели Диану в магазин игрушек. Но это было для нее слишком. Дома на Востоке она бы выбирала только между мягкой игрушкой коричневого или серого цвета. А здесь выбор был очень широкий, цвета были яркие, а от огней захватывало дух, — пишет Bloomberg. Семья вышла из магазина, имея в кармане почти все свои деньги. Но это было только начало шока.

Читайте такжеThe Economist: Восточная Европа в основном довольна прогрессом после падения СССР

Для большинства аутсайдеров объединение Германии было историческим успехом. Коммунистические охранники, которые открыли ворота на Запад ровно 30 лет назад, помогали покончить с Холодной войной и распространить демократию в Восточной Европе. Но прыжок в капиталистическую реальность за одну ночь был жестоким.

Тысячи компаний были закрыты, еще тысячи были проданы. А более трех миллионов человек потеряли работу. Леманн, которая сейчас работает депутатом национального собрания в Тюрингии, говорит, что в детстве не знала никого, кого бы обошли последствия.

«На Западе очень мало понимают, какой была трансформация для людей на Востоке», - говорит она, проходя мимо дома социалистических времен, в котором она росла в годы после объединения.

На фоне битвы между глобализацией и популизмом, которая продолжается во всех уголках западного мира, эти старые шрамы восточных немцев снова в поле зрения. Уровень безработицы постепенно сравнялся с западным. В октябре он составлял всего 6,1% по сравнению с 4,6% в западной Германии. Но зарплаты до сих пор на 20% ниже, чем в западных федеральных землях. Отток рабочей силы сразу после объединения быстро оставил на Востоке состаренное общество с подозрениями, что оно попало в ловушку и оказалось не на той стороне в историческом процессе.

Читайте такжеШоколатье воссоздает 6-метровый мур к годовщине падения Берлинской стены (видео)

Раннее поколение людей с Востока видели, как советская армия разбирала их заводы и переправляла всю технику в СССР, в то время как Запад активно восстанавливали благодаря деньгам «Плана Маршалла». Нынешнее же поколение видит, как миллиарды евро текут в банки Франкфурта, на счета правительства Греции. Беженцы из Сирии прибывают. А 1,5 триллиона евро, потраченные на восстановление восточногерманской экономики, иссякли. В этом году правительство отменило так называемый налог солидарности, проведя тем самым черту под усилиями по перестройке.

В США Дональд Трамп объявил, что «Америка прежде всего». Тем временем, сторонники Brexit в Лондоне и националисты в Будапеште разрывают ЕС каждый со своего конца. На фоне всего этого многие восточные немцы чувствуют, что правительство их страны слишком быстро бросается на помощь иностранцам, а их оставляет позади.

В прошлом месяце на местных выборах в федеральной земле Тюрингия правая радикальная партия «Альтернатива для Германии» получила 23% голосов, удвоив свои силы и заблокировав законодательную власть. Социал-демократы, в число которых входит и Леманн, оказались на четвертом месте с 8% голосов.

Читайте такжеDie Welt: Договор Гитлера со Сталиным до сих пор разделяет Европу, и Украина – одна из жертв

«Такие тенденции существуют во всем мире», - сказал историк из Восточного Берлина Илько-Саша Ковальчук, который написал книгу об объединении Германии.

«Но они развиваются быстрее и драматичнее в Восточной Германии», - добавил он.

На протяжении последних 15 лет у восточных немцев была Ангела Меркель, которая закончила факультет физики при социалистическом режиме и стала канцлером объединенной Германии. Она была символом того, что восточные взгляды представлены на самом высоком уровне. Но этот раздел истории вот-вот закончится. Меркель отходит от сражений ежедневной политики. А ее министры все больше пренебрегают ее авторитетом под конец карьеры канцлера. На закате своей работы Меркель все больше кажется блеклой. В частных разговорах она говорит своим соратникам о сомнениях относительно следующих поколений немецких лидеров. По ее мнению, мир погрузится в еще больший хаос, когда она уйдет с должности.

Бьерн Хокке, лидер «Альтернативы для Германии» в Тюрингии, — воплощение страхов Меркель. Он заявлял, что Германия «искалечена» своей привычкой чтить память жертв нацистских преступлений. А мемориал Холокоста недалеко от Бранденбургских ворот в Берлине он назвал «памятником позора». Его партия стала наиболее популярной среди избирателей до 45 лет. А это те, кто вырос в объединенной Германии.

Читайте такжеHandelsblatt: Холодная война между США и Китаем может раздавить Европу

Но есть и другая сторона Восточной Германии. Леманн рассказывает, что в коммунистических жилых комплексах люди объединялись и помогали друг другу. Этот дух остался даже после падения режима. Когда ее родители потеряли работу на заводе по производству линз Carl Zeiss, Леманн часто оставалась сама. Ее отец пытался построить карьеру звукорежиссера, путешествуя по Европе. Но в конце концов он оказался на работе в местном супермаркете.

«Мы работали так же тяжело, как и люди на Западе. У нас были и умные люди», - говорит Анжелика Спирк, мать Леманн, которая смогла устроиться на стабильную работу в больнице.

«Я рада, что все получилось именно так. Но я не хочу, чтобы кто-то отрезал моё прошлое», - добавила она.

Леманн рассказала, что в детстве возвращалась из школы, готовила себе обед, делала домашнее задание, а соседи присматривали за ней. Именно это, по ее мнению, сформировало ее политические взгляды.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram