Убийство известного украинского спортсмена и языковой вопрос. Как поиски переводчика не дают наказать преступника

Лариса Козовая
08:10, 10 февраля 2020
Общество
44137 0
Мнение

Скоро пять лет, как в Одессе произошло резонансное преступление - застрелили мастера спорта международного класса по кикбоксингу и тайскому боксу Сергея Лащенко. Многократному чемпиону Украины, призеру европейских соревнований и чемпионата мира было двадцать восемь...

В убийстве заподозрили гражданина Азербайджана Бабека Дамир-оглы Гасанова, 1991 года рождения, который, по версии следствия, застрелил перспективного спортсмена на глазах очевидцев. Этой трагедии, случившейся в ночь на 8 апреля 2015 года, предшествовала уличная ссора, которая началась в центре города. По словам очевидцев, на Дерибасовской две группы молодых людей «выясняли отношения». Говорят, что Сергею, который планировал провести вечер с супругой, позвонили товарищи. Якобы попросили о помощи, и так спортсмен стал участником конфликта, которых, как утверждают его знакомые, Лащенко в принципе стремился избегать...

В результате «ссоры» три человека, в том числе Сергей, получили огнестрельные ранения и были доставлены в городскую клиническую больницу №1. Через некоторое время в отделение медучреждения, где врачи оказывали помощь потерпевшим, ворвались оппоненты. Один из них (по версии следствия - Гасанов) открыл огонь. Около десяти (!) выстрелов оборвали жизнь отличного боксера, отца малолетнего ребенка.Пострадали еще два человека...

Казалось бы, развязка близко: известны обстоятельства, есть очевидцы и подозреваемый. Но, похоже, процесс заходит в тупик

Злоумышленники скрылись на «BMW», в городе объявили план «Перехват», но тех и след простыл. Лишь два месяца спустя суд разрешил задержать (для избрания меры пресечения) Гасанова, которому вменяли умышленное убийство и «хулиганку» с применением огнестрельного оружия. Правда, к тому времени (как часто водится), иностранец благополучно покинул пределы Украины. Его задержали года через полтора, по линии Интерпола, в Санкт-Петербурге (РФ), где он планировал получить разрешение на временное проживание в России. Не сложилось. В феврале 2017-го его доставили в Одессу, поместили в следственный изолятор, и уже в мае материалы уголовного производства ушли в Малиновский райсуд.   

Казалось бы, развязка близко: известны обстоятельства, есть очевидцы и подозреваемый. Но, похоже, процесс заходит в тупик.

Фигурант, который жил, учился в Украине и хотел осесть в России, внезапно перестал понимать украинский и русский языки. Об этом в суде заявил его адвокат и потребовал переводчика с (на) азербайджанский. Желающих подзаработать на переводах нашлось, прямо скажем, не много. А происходящее напоминает популярную настольную дорожную игру «Моя твоя не понимать». Ведь значительная часть судебных заседаний сводится к заявлениям об отсутствии специалиста по языкам и продлению меры пресечения. 

Более полугода суд безуспешно искал знатока азербайджанского. Направлялись запросы в территориальное управление Государственной судебной администрации, в бюро переводов, в посольство Азербайджанской республики в Украине и в МИД. Было даже обращение к общественности. Результат – нулевой. Представитель потерпевшей стороны, адвокат Юлия Гаврилюк неоднократно заявляла: обвиняемый владеет перечисленными языками и попросту затягивает судебный процесс, злоупотребляя правом на переводчика.

Месяцев через восемь дело все-таки начали рассматривать по существу – переводчика нашли потерпевшие. Однако вскоре он исчез, за ним – второй, третий…

Очевидцы подтвердили факт убийства на территории больницы и некоторые другие детали

За все это время полноценных судебных заседаний практически не было. В суд вызывались очевидцы конфликта на Деребасовской, стрельбы в больнице и пр. Часть слушаний прошла в закрытом режиме, изучалась запись допроса засекреченного свидетеля, который опасается за свою жизнь.

По словам прокурора Светланы Кологревой, очевидцы подтвердили факт убийства на территории больницы и некоторые другие детали…

В сентябре 2018 года от представителя потерпевшей стороны поступило заявление - переводчикам угрожают физической расправой, а также - ходатайство, в котором содержалась просьба истребовать из учебных заведений справки об обучении обвиняемого и сдаче им экзаменов по украинскому языку. Тогда это обращение суд оставил без рассмотрения…

А спустя два месяца из-за замены председательствующего судебной коллегии дело начали слушать заново!

На этом настаивал только обвиняемый, другие участники процесса были против, но Фемида сочла, что целесообразность все-таки есть.  

Говорят, Гасанов во время заседания беседовал со своей «группой поддержки». Правоохранители, которые обеспечивали порядок в зале, попытались вмешаться, в ответ – оскорбления, угрозы и предложение «выйти поговорить». Диалог происходил, само собой, не по-азербайджански, и, в отличие от вышеупомянутой настольной игры, отнюдь не на позитиве…

В поддержку потерпевших неоднократно выступал другой титулованный спортсмен – Василий Ломаченко, который, как выяснилось, был с Лащенко в дружеских отношениях.

В частности, уроженец Одесской области Ломаченко обратился с письмом к тогдашнему главе государства Петру Порошенко. Боксер просил обратить внимание на судебный процесс и содействовать справедливому рассмотрению дела. Посещал он и некоторые заседания, в том числе последнее - 7 февраля текущего года.

Оно, как и многие другие, отложено из-за отсутствия переводчика.

В ходе заседания прокурор Кологрева сообщила, что неоднократно обращалась в различные учреждения с целью привлечь к процессу нужного специалиста, однако положительных результатов это не дало.

«Представитель потерпевшей стороны сообщил, что они могут обеспечить переводчика в режиме видеоконференции из Киева. Защитник обвиняемого и сам обвиняемый выступили против проведения такого заседания», - заявили в суде.

Не исключено, что в какой-то момент продлить меру пресечения попросту забудут (не успеют, не смогут) и подозреваемый тихо исчезнет из вида украинской Фемиды

Не поддержали это предложение и члены судебной коллегии.

Следующее заседание запланировано на 20 февраля, но, с большой долей вероятности, его постигнет та же участь, что и многие предыдущие слушания.

Не исключено, что в какой-то момент продлить меру пресечения попросту забудут (не успеют, не смогут) и подозреваемый тихо исчезнет из вида украинской Фемиды. Или в какой-то момент сработают правила «Моя твоя не понимать», суть которой в том, чтобы очень быстро объяснить слова из игровых карточек, не называя само слово. В ней разрешается использовать синонимы, антонимы, любые подсказки, жестикуляцию (исключение - однокоренные слова). Возможно, тогда суд сможет вынести вердикт – оправдать или признать виновным.

После внесения изменений в «закон Савченко» граждане, совершившие тяжкие преступления (к таковым относится умышленное убийство) под него (закон) не подпадают. Но не исключено, что знающие юристы найдут в нашем законодательстве очередную лазейку и для Гасанова. Ведь известны случаи, когда заключенные начинали «тяжело болеть», в следственном изоляторе волшебным образом открывались двери и «умирающие» оказывались на свободе...

Как бы там ни было, многолетние поиски переводчика отнюдь не способствуют объективному рассмотрению дела. Это, скорее, одна из дорог, ведущих в тупик…

Лариса Козовая

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter