Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Ядерное заявление для внутреннего пользования России

Дмитрий Медведев выступил со специальным заявлением. Комментируя нежелание США дать юридические гарантии безопасности РФ в связи с развертыванием в Европе ПРО НАТО, он рассказал гражданам, что Россия «не может смириться с ослаблением своего потенциала сдерживания». По сути, Москва пытается на равных разговаривать с Вашингтоном на языке ракетно-ядерной силы.

Ответные меры, озвученные Дмитрием Медведевым, на американскую несговорчивость и отсутствие желания договориться о противоракетной обороне (ПРО) в Европе состоят из пяти пунктов.

Россия вводит в боевой состав радиолокационную станцию системы предупреждения о ракетном нападении в Калининграде. В военно-космические силы поступят вооружения, способные преодолеть «любую ПРО», министерство обороны усилит прикрытие стратегических объектов. И, наконец, Россия на западе и юге развернет «современные ударные системы вооружений, основой которой будет ракетный комплекс «Искандер».

Более того, если такие меры будут недостаточными, подчеркнул Медведев, то «Россия оставляет за собой право отказаться от дальнейших шагов в области разоружения и право выхода из Договора об СНВ» (ограничении стратегических ядерных вооружений), подписанного Россией со США в апреле 2010 года.

Дежа вю. Все это уже было.

Как и был Карибский кризис-1962, ядерное противостояние 70-80 гг. США и СССР в Европе. В те времена вдоль границы ГДР и ФРГ были закопаны сотни ядерных фугасов с обеих сторон, способных разорвать планету Земля на кусочки.

 Похоже, что нынешние кремлевские спичрайтеры Медведева с точностью до запятой, списали текст с заявления Юрия Андропова 24 ноября 1983 года. Тогда Генеральный Секретарь ЦК КПСС заявил, что «Вашингтоном объявлен «крестовый поход» против социализма и, размещая в Европе «Першинг-2» и крылатые ракеты, Североатлантический альянс хотел бы подвести под эту авантюру политику конкретную ракетно-ядерную базу». В ответ, как известно, СССР разместил в ЧССР и ГДР тактические ракеты повышенной дальности. А в районы Тихого океана были запущены десятки тяжелых стратегических ракет с боеголовкой, имитирующей ядерную.

Анатолий Добрынин, посол СССР в США (1962-1986 гг.), в своих мемуарах пишет, что «заявление Андропова было (в равной мере это можно отнести и к нынешней, современной России), по существу, признанием провала попыток советского руководства остановить размещение американских ядерных ракет в Европе в ответ на появление там советских ракет «СС-20».

Другими словами, ядерное противостояние России (раньше СССР) и США имеет 50-летнюю историю, и аргументы обеих сторон давно всем известны с горбачевских времен.

В то же время следует подчеркнуть, что в конце 80-х между двумя мировыми ядерными монстрами были подписаны десятки судьбоносных договоров о ядерном сдерживании и разоружении. И, очевидно, мир стал безопаснее. Об этом говорили и «голуби» и «ястребы», авантюристы и консерваторы, капиталисты и коммунисты по обе стороны Атлантического океана.

И вот «новая волна» ядерного безумия. И что? «Форточка возможности» договориться закрывается, переговоры в тупике, тупоголовость политиков, дипломатов и военная риторика в почете, милитаристские эскапады на первые полосы! Нет «нового мышления», нет «перегрузки отношений»? Прощай любовь, детей об стенку?!

А что, собственно, говорят эксперты? Российский генерал, специалист в области ракетно-ядерного оружия Владимир Дворкин, комментируя заявление Медведева, заявил, что, по его расчетам, «европейская система ПРО никакой военной угрозы для безопасности России не представляет».

По оценкам российских военных, «где бы американцы ни разместили ПРО в Европе, она неспособна уничтожить боевые заряды российских ракет на последней фазе подлета к намеченной цели».

Есть и мнение российского аналитика, профессора Алексея Арбатова, который считает, что «в стратегическом отношении размещение ПРО в Европе никакой роли не играет для российских ядерно-космических сил».

Все дружно говорят, что все проблемы и препятствия «лежат в сфере политики». Именно взаимное недоверие США и России, как наследие «холодной войны», привело к тому, что обе страны нашли повод, чтобы пустить под откос ядерную разрядку Горбачева – Рейгана, достижения которой, поистине, глобальные и судьбоносные для человечества.

Как думают нынешние российские военные, можно проиллюстрировать словами маршала СССР Сергея Ахромеева, который во время горбачевской перестройки повесился в служебном кабинете в Кремле.

В своих воспоминаниях посол СССР в США (1962 – 1986 гг.) Анатолий Добрынин пишет: «В начале 80-х гг. я встретился с начальником Генерального штаба Советской Армии маршалом Ахромеевым и прямо спросил:

- Ты, что, действительно веришь, что США и НАТО в ближайшее время могут напасть на СССР?

- Это не моя задача верить или не верить. Я не могу полагаться только на политиков и дипломатов и разные ваши конференции. Мой девиз – военная безопасность нашей страны по всем азимутам. Мы исходим из наиболее худшего сценария: с нами воюют одновременно не только США и их союзники в Западной Европе, а возможно, и Япония».

Вы думаете, читатель, что маршал СССР был сумасшедшим или человеком, страдающим недомыслием? Это вовсе не так.

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, не договариваясь с Ахромеевым, в кругу своих коллег тоже говорила: «Если Запад демонтирует оборону, основывая свою политику на надеждах, а не на необходимости защитить свободу, - то могут потребоваться годы, прежде чем мы сумеем снова вернуться к нынешнему уровню безопасности».

То есть мышление западных и восточных политиков и военных были матрицей поствоенного времени, где право силы было выше силы права, где недоверие, страх определяли взаимоотношения государств и общественных систем. На естественный и простой вопрос: как сегодня вести ядерную войну, не взорвав при этом весь мир, - ответить никто не мог, ни тогда, ни сейчас.

Однако вернемся к заявлению Дмитрия Медведева. И США и Россия руководствуются в своей безопасности одной философией: если исчезнет угроза возмездия, возникает желание осуществить первым ядерное нападение.

Позиции сторон также известны. Российская военная доктрина прямо называет главную угрозу РФ – это США. Кремль не скрывает, что и российская ПРО, и российские ядерные силы сдерживают американцев, НАТО, а не какие-либо другие страны или союзы.

Официальный представитель совета национальной безопасности Томми Витор также заявил вчера, что позиция РФ не заставит США пересмотреть свои планы по созданию в Европе системы ПРО.

То есть ядерные силы США и РФ направлены друг против друга, а не против «третьих стран». Впрочем, в обеих столицах прекрасно понимают, что нельзя защититься от нескольких тысяч боеголовок. Это общепризнанный и российской, и американской сторонами факт. То есть в случае ракетно-ядерной войны взаимная уязвимость и гибель обеих стран не требует доказательств и экспертиз.

Можно предположить, что обмен угрозами и воинствующими заявлениями Москвы и Вашингтона предназначены не для обеспечения безопасности своих стран, а для «внутреннего пользования». Россия пытается доказать, что мир не однополярен, и центр силы не только в США. Американцы продолжают политику силового военного доминирования и во всем мире видят зону своих интересов.

Но эти трюизмы нужны российским и американским гражданам, особенно в период «утверждения демократии», связанной с выборами в Государственную думу, а не людям остального мира. Но существует набор международных инструментов, организаций, которые могли бы вставить свои «две копейки» в вечный спор, «кто в песочнице хозяин и кто забрал мои игрушки?»

 

Виктор Тимошенко, полковник, кандидат философских наук

 

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение