Кажется, уже все СМИ сообщили о том, что едва ли не самой большой проблемой в первом туре выборов Президента оказались списки избирателей. Во многих случаях в списках не находили себя не только отдельных избирателей, но и целые дома.

А что пришлось пройти избирателю, который все же таки решил добыть в борьбе свое право голоса?

Как все начиналось

Большинство людей, с которыми я встретилась в очереди в суд, написали заявления в отдел Государственного реестра избирателей относительно внесения их в списки избирателей относительно заблаговременно – в начале января, когда не получили приглашения на выборы или просто решили проверить себя в списках. Как же эти люди удивились, когда в день выборов их в списках таки не оказалось. В участковых комиссиях в день голосования им сообщили, что в ночь накануне выборов суд отменил все дополнительные списки (?!) В моем случае, когда я обратилась в участковую комиссию за неделю до выборов, мне сообщили, что я могу не волноваться, поскольку есть постановление ЦИК, которое позволяет голосовать на основании прописки в паспорте. Бюллетень мне выдадут. Утром в день голосования я пришла на участок. Мне сообщили, что, как и обещали, бюллетень дадут, но я должна пойти в районный отдел Государственного реестра избирателей и написать заявление на включение в список. После этого мне дадут бюллетень. Заявление я написала (для внесения меня в списки на второй тур выборов), выстояв в очереди. Но когда вернулась на участок, мне сообщили, что согласно со “свежей информацией” мне могут позволить проголосовать лишь на основании постановления суда.

В суде

В суде в узком коридоре к столу прикреплен образец заявления по поводу внесения в список избирателей. Охранник у входа всех туда направляет. Реально переписать заявление одновременно могут лишь три человека, что уже вызвало очередь.

Спрашиваю у охранника: “Что дальше?” Он говорит: “У вас есть копия паспорта? Если нет, нужно сделать и вернуться”. Сделав копию паспорта (в суде, конечно, копировального аппарата нет), избиратель возвращается в суд – о том, что нужно сделать копию трех страниц паспорта, включая ту, где есть штамп регистрации (прописки) избиратель должен догадаться сам. Охранник его направляет в кабинет, где вроде бы находится судья. Но из того кабинета избирателя отправляют к секретарю, чтобы зарегистрировать заявление. Лишь после этого можно обратиться к судье (хорошо, если люди в очереди об этом вам скажут, а если нет, нужно выстоять в очереди, чтобы узнать о том, что заявление сначала нужно зарегистрировать).

Дальше – очередь к судье. Утром работало лишь двое судей, но спустя некоторое время, когда толпа избирателей начала негодующе требовать более быстрого рассмотрения дел, их стало четыре. Рассмотрение дела одного избирателя занимает около 20 минут, хотя в действительности работа судьи заключается в том, чтобы внести данные избирателя в электронную форму, дать избирателю проверить эти данные и, если нет ошибок, распечатать и подписать. Я стояла в очереди к судье около двух часов. В конце с подписанным постановлением избиратель должен вернуться к секретарю и поставить у него печать. Наконец путь к голосованию открыт! Правда, в участковой комиссии еще нужно написать заявление, а члены комиссии должны проголосовать за внесение избирателя в список на основании постановления суда.

Эпилог

Больше всего меня во всей этой истории поразило то, что в стране, в которой люди, якобы не верят политикам и в перемены к лучшему, они же, преодолевая разные бюрократические препятствия, тратят время и добиваются своего избирательного права. Ведь такое впечатление, что вся система работает против тебя – на каждом шагу нужно выстоять в очереди, чтобы выяснить, что, оказывается, например, нужно собрать дополнительные документы... В цепочке, которая ведет к голосованию, возникало несколько ситуаций, когда хотелось развернуться и пойти домой. Однако коридоры суда были переполнены...

Пока ожидали в очереди, люди поделились своими историями.

Владимир, предприниматель, сказал такое: “Я им плачу налог, я их содержу, а они мне не дают проголосовать?!”

Ирина, врач: “Я оставила дома маленького ребенка, но я не дам им возможности воспользоваться моим голосом. Они же проголосуют за меня, как им нужно!”

Наталия, пенсионерка: “Я на Майдане выстояла все две недели, а они все разбазарили!.. Но я же не для себя, я для внуков, чтобы жили в нормальной стране”.

Оксана, домохозяйка: “Я с мужем проголосовала, а вот хлопочу за сына. Он первый раз пришел проголосовать”.

Подавляющее большинство этих людей были убеждены в том, что весь этот беспорядок со списками и медленной работой суда организован намеренно, чтобы не дать людям проголосовать”...

Все мы успешно проголосовали, каждый на своем участке. Кроме меня на моем участке был еще один мужчина, который получил постановление суда. Когда я вернулась на участок уже в третий раз за день, но с постановлением суда, члены участковой комиссии аплодировали. Они действительно болели за дело и еще извинялись: “Вы же поймите, это не мы, просто нас обязали без решения суда не выдавать бюллетень. У нас, между прочим, впереди еще ночь работы”.

Как сказала одна соседка в очереди в суд “называется, вышла утром проголосовать”. Этот разговор происходил в 3 часу пополудни. Не знаю, стоят ли этих усилий те кандидаты на пост Президента, за которых мы голосовали. Но однозначно – день выборов вселил в меня оптимизм. Если нам не безразлично, то, по-видимому, не так все и плохо.

Ирина Солоненко, директор Европейской программы Фонда “Возрождения”