Дагестан в третий раз стал эпицентром беспорядков, и этому есть несколько причин.

Во-первых, руководитель региона Сергей Меликов сломал (в свою пользу) существующие многие десятилетия коррупционные системы противовесов и договоренностей. И произошло это в регионе, в котором проживает около двадцати различных национальностей, все время конфликтующих. Новая система Меликова трещит. Просто линии разлома не так очевидны, как это может показаться на первый взгляд.

Во-вторых, в регионе имеют огромное влияние запрещенные в России два проповедника-салафита, которых смело можно называть соавторами первых двух беспорядков. Да и в отношении последнего, судя по всему, без них также не обошлось.

Видео дня

Третий фактор - все местные силовики - местные. И они будут воевать со своими.

Вторая причина: предварительно, можем говорить, что вчерашние выступления организованы даргинцами. Это второй по численности народ, который не имеет своего представителя в высшем руководстве республики. Сыграло ли это какую-то роль? Пока говорить сложно.

Третья причина: во вчерашнем выступлении очень важен четко очерченный национальный фактор. По сути, кроме нападения на синагогу (едва ли не первый факт в России) для нас важно четко антироссийское выступление с нападением на православную церковь. В Дагестане русских меньше 4%, но нельзя исключать, что в последнее время их точечно начали ставить на важные должности, вытесняя "нелояльных" местных. В привязке к фактору салафитских проповедей, получилась гремучая смесь.

Четвертая причина: стоит обратить внимание на то, что выступление состоялось в годовщину марша Пригожина, а место выступления - Дербент. Именно туда Путин поехал после марша Пригожина в прошлом году и там его очень тепло приветствовали местные жители. Этот факт также наводит на мысль о, прежде всего, антивластной и антироссийской направленности.

Пятое: для нас важно, что традиционная для российской власти линия "во всем виноваты украинцы" неожиданно наткнулась на сопротивление внутри самого истеблишмента (поводырем неожиданно выступил Рогозин).

Шестое: отдельно стоит подумать, кому может быть выгодна вся эта история в РФ. И тут сразу приходит на ум Кадыров, который сейчас борется за утверждение своего клана в качестве безальтернативной власти в Чечне после ухода от дел его самого. Конечно, это не значит, что он организовал историю в Дербенте, но, теоретически, он может из нее извлечь определенные дивиденды.

Если говорить о главных выводах, то должны выделить следующее:

  1. История в Дагестане имеет региональный характер и пока не выходит за пределы республики. Главный вопрос, на который нет ответа - способна ли эта история перекинуться на другие регионы. Пример "Крокуса" показал слабость спецслужб. В то же время, отсутствие каких-либо заявлений от нападавших, как в "Крокусе" так и в Дербенте, не дает возможности понять масштабы замыслов организаторов.
  2. Можно не сомневаться, что система управления РФ предусматривает появление новых маленьких "черных лебедей" в ближайшее время. При этом, власть не будет делать никаких выводов и каких-то изменений. Потому что менять надо слишком много вещей.
  3. Все это не приведет к массовым беспорядкам. Россия достаточно давно вошла в стадию "мы понимаем, что власть нам врет, но у нас нет альтернативы". И ключевой вопрос, появится ли эта самая альтернатива, хотя бы на уровне идей. Без появления "идеи" никакие изменения невозможны.

Вадим Денисенко, политолог