цей матеріал доступний українською

New York Times: Репрессии в России усиливаются на фоне неуверенности в будущем страны

14:31, 25 октября 2019
Мир
933 0
Фото: Давид Френкель / Медиазона

После того, как подросток взорвал себя в отделении спецслужб России в полярном регионе страны в прошлом году, журналист-фрилансер за сотни километров на юг от того места описала, казалось бы, "очевидный и банальный" вывод в своем еженедельном комментарии на радио. Ее вывод говорил о том, что беспощадные репрессии, которые устроили спецслужбы России, радикализируют российскую молодежь. Теперь журналист Светлана Прокопьева встала перед угрозой провести семь лет в тюрьме за "публичные призывы к терроризму".

Как пишет New York Times, даже Совет по правам человека, подконтрольный Кремлю, выступил против этих обвинений и настаивает, что Прокопьева ничего такого не сделала. Она с трудом попыталась объяснить силы, которые толкают людей к экстремальным поступкам, а не поощряла такое поведение.

Читайте такжеForbes: Режим Путина борется за свое выживание

Однако, дело идет, добавляя поворот в духе Франца Кафки все более напористым действиям аппарата спецслужб России, которые подтверждают утверждения наиболее жестких критиков Кремля. Последние говорят, что РФ делает очень опасный поворот в момент в ходе вероятного последнего срока Владимира Путина на посту президента.

Преследование Прокопьевой и других безобидных критиков происходит на фоне предвкушения и неопределенности относительно будущего после Путина, который держал всю систему вместе почти два десятилетия. Даже вопрос о его запланированном уходе от дел в 2024 году остается темой для споров, ведь он остается более популярным, чем любой другой оппонент несмотря на падение его рейтинга.

Непредсказуемость, усиленная экономической стагнацией и в основном небольшими, но распространенными протестами, которые вспыхнули этим летом, заставили многочисленные правоохранительные ведомства России изо всех сил доказывать свою готовность разобраться с потенциальными угрозами. Они не стесняются прибегать к жестокости, чтобы сохранить свое будущее в стране, которую считают крепостью в окружении врагов: как внутренних, так и внешних.

Читайте такжеRzeczpospolita: Россия и Турция хотят показать, что они снова становятся империями

После протестов, которые были подавлены грубой силой, правоохранительные органы РФ на прошлой неделе устроили общенациональные рейды против СМИ, которые критикуют Кремль. Они также ворвались домой и в офисы всех, кто хоть как-то связан с оппозиционером Алексеем Навальным. Но, как отметила Прокопьева, столь жесткое подавление часто провоцирует еще больше ярости и дальнейшие беспорядки. Когда вооруженные дубинками мужчины при поддержке полиции избили участников небольшого протеста в Сибири, который в прошлом месяце устроили на поддержку шамана, это насилие дало толчок наиболее масштабному выявлению недовольство в отдаленном регионе на границе с Монголией за много лет.

Расширение неоправданных репрессий теперь охватывает даже старых диссидентов времен СССР, у которых осталось мало сторонников и средств. Министерство юстиции РФ, к примеру, на прошлой неделе постановило перекрыть финансирование для небольшой правозащитной организации, которую возглавляет 78-летний Лев Пономарев. Грозные сотрудники полиции потом схватили просто на улице лидера врачебной ассоциации. Женщину, которая работает офтальмологом, а также ее помощника-гинеколога, обвинили в "неповиновении правоохранительным" органам после протестов, которые устроили медработники.

Читайте такжеThe Guardian: Путин реабилитирует Сталина и СССР, потому что не видит будущего России

В понедельник Кремль объявил о полном пересмотре состава Совета по правам человека РФ. Этот орган и без того беззубый, но иногда высказывается в поддержку жертв беззакония российских служб безопасности, включая Прокопьеву. Наиболее добросовестных членов совета исключили, заменив их лояльными к Кремлю кадрами из государственных СМИ.

"Их логика такая же, как и у террористов: они хотят нагнать страха", - говорит избранный член Псковского областного совета и председатель регионального отделения партии "Яблоко" Лев Шлосберг.

"Бросив одного человека за решетку, они могут терроризировать миллионы других", - пояснил он.

Главный редактор радиостанции в Пскове Максим Костиков, чья редакция прошлого октября пустила в эфир комментарий Прокопьевой, сказал, что решение о преследовании 40-летней журналистки не имеет никакого смысла "с точки зрения любой логики". По его словам, ее комментарий слышали три-четыре сотни людей и еще несколько сотен прочитали его на сайте новостного портала в Пскове. Но теперь благодаря уголовному преследованию против нее "весь мир знает, что Светлана написала".

Читайте такжеThe Economist: Репрессии в России уже не работают так, как раньше

Но, по мнению изгнанной из Советапо правам человека Екатерины Шульман, ответ на вопрос, было ли контрпродуктивным превратить неизвестного регионального автора в "знаменитость" национальных масштабов, зависит от того, как понимать слово "продуктивность". По ее словам, логика, которой руководствуется ФСБ, а также другие подобные ведомства, которые борются между собой за влияние и деньги, заключается не в том, чтобы терроризировать оппонентов Кремля. Она продиктована сугубо внутренними бюрократическими расчетами.

"Каждый орган должен показать собственные результаты. Им безразлична общая картинка", - сказала Шульман, добавив, что у ФСБ теперь есть "большое уголовное дело, которое можно подшить к своим отчетам".

Прокопьева во время интервью в Пскове, сказала, что ее много раз допрашивали в Следственном комитете и выпытывали, почему она написала свой комментарий. А также помогал ли ей кто-либо или давал какие-то инструкции. По ее мнению, за кулисами делом против нее руководит ФСБ, которая отвечает за борьбу с терроризмом. Мотив службы прост: отомстить за ее рассуждения о том, что российская система безопасности порождает преступления, которые она призвана не допускать.

"Они хотят защитить свою незыблемую позицию в стране", - сказала Прокопьева, одетая в черную футболку с надписью "Мы не замолчим".

Спецслужбы России начали следить за ней с 2014 году, когда, будучи редактором газеты "Псковская губерния", она позволила разоблачить другую очевидную правду: что российские солдаты воюют против Украины и умирают на украинском востоке. Главное "украшение" дела против Прокопьевой - это текст на 800 слов. В нем она сравнивает подростка из Архангельска, который подорвал себя и отобрал только собственную жизнь, с молодыми россиянами из 19-го века, которые присоединились к группе "Воля народа". Это была анархистская группа, ответственная за убийство царя Александра II в 1881 году.

Читайте такжеBusiness Insider: Путин даром получил в Сирии все, о чем мечтал

"Жестокость порождает жестокость", - сказала журналистка в своем комментарии на радио, связанного с "Эхо Москвы".

Лингвисты, которых вызвали следователи для оценки текста Прокопьевой, сказали, что ее комментарий содержал "признаки призыва к терроризму". Хотя эксперты, нанятые стороной защиты утверждают, что таких "признаков" в тексте нет. Мнение Прокопьевой о том, что спецслужбы, призванные защитить Россию, на самом деле вносят вклад в ее упадок, попала в самый нерв системы. И эта сильно театрализованная система с бесконечными восхвалениями Путина как защитника православия и статуса России как "великой державы" все больше становится похожей на ту, которая существовала во времена царизма.

Привлечение внимания к насильственной стороне российской истории, особенно к анархистской группе, которая убила царя, - это чрезвычайно чувствительная вещь во времена, когда Путин все чаще указывает пальцем на российское прошлое, чтобы возбудить патриотическую уверенность в будущем.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram