Учение – свет, но псевдоученых – тьма…

Сергей Глотов
16:52, 23 января 2019
Общество
2138 0
Мнение

Инновации, наука, образование – любимые слова украинских политиков. Они знают, что такое блокчейн, многие к месту используют термин «3D-принтер» и, вполне вероятно, смогут рассказать о принципе работы квантового компьютера не хуже Джастина Трюдо.

Но при этом они упорно «не замечают» проблем, с которыми сталкивается научно-академический мир страны.

9 января нам удалось выиграть апелляцию по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации декана КНУ им. Шевченко Юрия Тесли против старшего научного сотрудника Института математики НАН Украины Ирины Егорченко, назвавшей Теслю псевдоученым. В октябре прошлого года Печерский районный суд признал информацию о том, что Юрий Тесля – псевдоученый, недостоверной. 

В апелляции же нам, стороне Егорченко, удалось доказать, что именование псевдоученым – ни что иное как оценочное суждение, высказанное в форме, далекой от непристойности и оскорбления.

Украинская академическая наука сегодня – это «двор» с шутами и фаворитами, опальными «предателями», интригами вокруг борьбы за власть, влияние и пр.

К слову, в истории Украины ученые впервые решали профессиональный спор в суде. Надеюсь, что больше подобное не повторится. Я рад, что мои знания и опыт помогли победить здравому смыслу в этом случае. Работал я по собственной инициативе, pro bono.

Но является ли эта победа константой? Могут ли украинские ученые, особенно «доросшие в карьере» до постов деканов и ректоров университетов, похвастаться реальным индексом Хирша?

Украинская академическая наука сегодня – это «двор» с шутами и фаворитами, опальными «предателями», интригами вокруг борьбы за власть, влияние и пр.

Мы пришли к тому, что плагиат, фейковые научные работы, присваивание чужих открытий и разработок – для нас норма. Ученые регалии и звания, административные «хлебные» места в научно-образовательных и академических институтах распределяются между членами семьи и доверенными лицами.

Когда какие-то «юродивые» восстают и обращаются в суд, победа, увы, достается не «наивным бессребреникам», живущим наукой, а тем, кто может обеспечить себе более сильного адвоката. Как правило, это те, кто видит в университетах земельные участки и арендные площади в исследовательских лабораториях. У них всегда есть деньги. Часто – бюджетные деньги, умело списанные и «правильно» распределенные на что угодно, но не на развитие науки.

О необходимости борьбы с подделками и плагиатом, имитацией научной деятельности говорят уже не один год, можно даже сказать, не одно десятилетие. Но только говорят!

Мы знаем случаи, когда Министерство образования выдает диплом о присуждении ученой степени не по решению научного сообщества (ученого совета), а по решению суда. Например, т.н. «дело Ромак», в котором Одесский окружной административный суд обязал МОН выдать диплом кандидата медицинских наук автору откровенно плагиатной и полностью сфальсифицированной диссертации, что дважды подтверждалось Аттестационной коллегией.

О необходимости борьбы с подделками и плагиатом, имитацией научной деятельности говорят уже не один год, можно даже сказать, не одно десятилетие. Но только говорят!

При этом с точки зрения закона к чиновникам не придерешься – они действуют согласно решению суда.

Этот пример – малая толика того безобразия, что происходит в украинской академической среде.

Можно ли это побороть? Уверен, что да.

Для начала нужно перевести вопросы о сомнительных диссертациях из категории гражданских споров в категорию уголовных – коррупционных – дел. Что для этого нужно? Воля, ответственность и последовательность.

Это – одна из ключевых задач Украины сегодня. Иначе завтра ее науки не будет в мировой цивилизации.

Сергей Глотов, партнер АО «Шкребец и партнеры», адвокат, кандидат юридических наук, ст.научный сотрудник НИИ ИС НАПрН Украины

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter