Саакашвили заверил, что будет голодать долго / фото REUTERS

Глава исполкома Нацсовета реформ, экс-президент Грузии Михеил Саакашвили утверждает, что намерен продолжать свою голодовку до конца жизни.

Как пишет "Грузия онлайн", об этом заявил его адвокат Ника Гварамия, зачитавший письмо Саакашвили.

В нем политик утверждает, что вернулся на родину, чтобы "помочь нашему народу в деле восстановления свободы и демократии".

"Как и ожидалось, режим меня арестовал, но я остаюсь свободным человеком будучи за решеткой. Как вам наверно известно, я объявил голодовку. Хочу, чтобы вы знали - я не прекращу ее ни в коем случае, до тех пор, пока я и задержанные из-за меня люди не будут освобождены. Я очень люблю жизнь, но голодовка, в любом случае, продлится до конца моей жизни. Моим существованием я своему народу большую помощь не окажу. Готов хотя бы своей отверженностью подтвердить, что за Грузию стоит жить и стоит умереть", - заявил он.

Читайте также"Фантастическая авантюра": СМИ узнали, как Саакашвили покинул Украину

Саакашвили добавил, что предварительно отказался от предложения врачей о любой форме вмешательства в случае бессознательного состояния.

Задержание Саакашвили в Грузии: детали

Вечером 1 октября стало известно, что Саакашвили задержали в Грузии и поместили в пенитенциарное учреждение. Он заявил, что считает себя политическим заключенным, и объявил голодовку.

В Грузии Саакашвили был объявлен в розыск, при этом его заочно приговорили к шести годам заключения, признав виновным в организации нападения на бывшего грузинского депутата Валерия Гелашвили. Грузинские власти неоднократно заявляли, что Саакашвили по возвращении в страну будет задержан.

Глава правящей партии Грузии Ираклий Кобахидзе заявил, что Саакашвили готовил государственный переворот. Кобахидзе рассказал, что Саакашвили задержали в Грузии в рамках заранее спланированной секретной операции.

Президент Грузии Саломе Зурабишвили отказалась помиловать его. Она добавила, что ей было неприятно видеть, как бывшего президента арестовывали на камеры, но этого требовало верховенство закона".