Ждать пресс-конференцию президента Украины Петра Порошенко оказалось неблагодарным занятием. Мало того, что ее проведение было приурочено к очередному шагу Украины к безвизу, так глава государства умело ушел от неприятных вопросов, сгладив почти все острые углы.

В принципе, привязка пресс-конференции к какому-нибудь знаковому для Петра Алексеевича событию – не новость. Так, в июне 2016 года он общался с журналистами в аккурат после того, как Верховная Рада проголосовала за президентский законопроект изменений в Конституцию страны в части правосудия. Без малого через год (несмотря на то, что журналисты ожидали подведения итогов 2016 года) глава государства встретился с представителями СМИ, чтобы, главным образом, рассказать о безвизе. «Украина преодолевает серьезный рубеж, поэтому, в том числе, я решил провести пресс-конференцию в этот день», - отметил Петр Порошенко во вступительной речи.

По его словам, это характеризует выход Украины из плеяды «постсоветских стран» и, после этого шага, «только сумасшедшие могут считать Украину частью «русского мира»».

Далее президент выразил готовность отвечать на острые и каверзные вопросы журналистов (на пресс-конференции зарегистрировалось 191 СМИ), но и с остротой, и с каверзностью ему, похоже, удалось справиться.

С одной стороны, потому, что некоторые журналисты озвучили вполне ожидаемые вопросы, что позволяло подготовиться к ответам на них заранее. Среди них – тот самый безвиз, Конституционная реформа (и тема расширения прав крымских татар, но без конкретики), футболка президентского сына с надписью «Russiа» (Хэллоуин, вертеп, ничего не поделаешь, но с ребенком была проведена серьезная беседа, а учатся дети за границей, чтобы в Украине не чувствовали себя мажорами – детьми президента), спортивная программа первой леди страны на телеканале одного из украинских олигархов – Рината Ахметова (жена ведет активную общественную деятельность, со мной по этому поводу не советовалась, и давайте судить о передаче, когда она выйдет в эфир), и даже оценка главой государства Евровидения (конечно, «всегда найдется тот, кто в конце хорошо проведенного мероприятия выскочит и захочет показать какую-то личную задницу»).

Читайте такжеПо делу об убийстве Шеремета на допрос на 15 мая вызван экс-сотрудник СБУ Устименко

С другой стороны, потому, что ряд вопросов было трудно не задать, и еще труднее было бы от них «отморозиться». К таковым, к примеру, можно отнести вопрос о расследовании убийства Павла Шеремета. Примечательно, что высказаться по этому поводу Петр Порошенко решил еще до того, как этот вопрос был озвучен. Мол, знал Шеремета давно и считал своим другом. Пригласил лучших следователей для расследования его убийства, и готов лично встречаться с журналистами-расследователями, которые обладают информацией по этому делу, чтобы услышать их доводы.

К этой же категории вопросов можно отнести и тему чрезмерно активной деятельности СБУ. Впрочем, на вопрос об этом президент заявил, что СБУ «имеет чрезвычайные задания в связи с гибридной войной против Украины», а по количеству предотвращенных террористических атак отечественная служба безопасности даст фору европейским аналогам. И, опять же, если журналисты хотят об этом поговорить, - милости просим, обращайтесь, приходите, передавайте «лично мне» документы о злоупотреблениях СБУ, если таковые имеются.

Читайте такжеИнтерпол отказался объявлять в розыск Александра Онищенко - СМИ

К таким же вопросам можно отнести и тему пленок Онищенко. Несмотря на то, что последний обвиняет Порошенко в коррупции, президент отмечает, что пленок Онищенко не слышал, а, если таковые имеются, пусть-де он передаст их украинским правоохранителям, в частности, НАБУ. После этого, мол, можно будет разбираться, что там, и как.

Не менее уверено Петр Порошенко отвечал и на вопросы об отставке главы НБУ Валерии Гонтаревой и ее возможном преемнике. Во-первых, по словам президента, она не уволилась, так как уволить ее может только парламент. Во-вторых, на ее кресло уже есть несколько претендентов, но назвать он их не готов – нужно, мол, сначала обсудить с Верховной Радой (хотя бы пообещал, что вопрос может решиться до летних депутатских каникул, и на том спасибо).

А также относительно приостановки гражданства Артеменко и Боровику – аргументы президента, в принципе, логичны, но не дают понять, что же делать с другими чиновниками, у которых припрятано один-два не украинских паспорта.

Любопытно также прозвучал ответ относительно оценки работы Юрия Луценко в должности генерального прокурора страны. С одной стороны, Порошенко высказал надежду, что о проделанной работе за год Луценко отчитается в парламенте самостоятельно. С другой стороны, несколько странным выглядит тот факт, что, если судить по озвученным цифрам, результат этой работы сводится, в основном, к количеству возвращенных в бюджет Украины денег Януковича и Ко.

Сюда же можно записать и тему возможного изменения «нормандского формата», а также Минских соглашений. Тут ответы, как и раньше, дипломатичны и очевидны – все, что зависит от Украины, мы делаем, в остальном, мы зависим от того, насколько западные партнеры способны надавить на Россию и на какие уступки Путин готов идти. Тем более, что слышать разумные доводы в Кремле не особо настроены. К примеру, об освобождении украинских политических узников, даже несмотря на постоянные личные просьбы президента Украины, президент РФ слышать не желает. «Но под Минскими соглашениями есть подпись Путина. Это дает возможность заставлять РФ выполнять обязательства», - отметил Порошенко.

В этом же ключе прозвучал и ответ по е-декларациям. Мол, суть е-декларирования в прозрачности и открытости. И не просто относительно того, кто и как живет, а «где взял, откуда профинансировал» и что если не можешь этого объяснить, будь добр – неси уголовную ответственность. Тут же, кстати, президент анонсировал изменения в законодательство относительно проверки общественных организаций, подчеркнув, что сегодня е-декларации – инструмент проверки по ключевым кадровым назначениям. В том числе, судей Верховного суда.

Нельзя также не отметить, что о втором президентском термине Петр Порошенко, судя по его ответу, не думает. Но, что не мечтает – не факт. В этом контексте, пожалуй, не хватало вопроса о том, когда же будет обновлен состав давно изжившей себя Центральной избирательной комиссии. А то ведь считать голоса на выборах кому-то нужно. И неплохо было бы, чтобы этот кто-то был легитимным.

Читайте такжеПорошенко о баллотировании на второй срок: еще рано об этом говорить

В то же время, отмену депутатской неприкосновенности Порошенко приветствует, хотя эту мантру украинцы слушают добрых лет двадцать, а воз и ныне там.

 Третья категория вопросов – те, которые не прозвучали или не могли быть услышаны. В частности, о резонансных делах, в которых замешаны такие личности как Иванющенко или Злочевский, о ситуации с Насировым, о снятии с розыска Интерпола и Януковича, и многих его друзей…

… Как бы там ни было, вопросы были озвучены и ответы на них тоже прозвучали. Такие, какие есть.

Но, учитывая общую тональность пресс-конференции, которую журналисты ждали так долго, возникает последний, не менее важный, чем все озвученные, вопрос: почему президент так долго избегал встречи с прессой?

Татьяна Урбанская