REUTERS

Но эскалация насилия и новое наступление сепаратистских сил, которые, как считает Запад, в очередной раз получили подкрепление из России, ухудшают и без того напряженную ситуацию для украинских властей, пишет Карун Демирджан в своей статье, которая называется «Способность Украины бороться с силами сепаратистов проверяется экономическими и военными проблемами», опубликованной в американской газете The Washington Post

Экономика страны содрогается от безудержной инфляции, госдолг растет, валюта продолжает падать, потеряв более половины своей ценности в прошлом году. Украинский народ чувствует все большее разочарование от того, что реформы, которые государство обещало провести, – в первую очередь в борьбе с коррупцией – до сих пор не реализованы. И в рядах быстро растущей армии есть признаки дезорганизации и разочарованности действиями командиров, в то время как конфликт на востоке страны продолжается.

Почти через год после того как в результате протестов Виктор Янукович был свергнут с поста президента, надежды на справедливость и быстрый мир сменились усталостью от войны и политики жесткой экономии. Но правительственные чиновники твердо уверены, что решение внутренних проблем страны не принесут в жертву твердому намерению подавить пророссийское восстание.

«Мы не можем сказать, давайте отбросим ту или иную проблему. От чего мы можем отказаться? От реформ? От решения финансовых или военных проблем? Нет», – сказал Дмитрий Шимкив, заместитель главы Администрации президента Петра Порошенко, отвечающий за  реформы. «Необходимо бороться с кризисом, и нужно решать экономические проблемы. Мы должны делать и то и другое. Даже если это очень сложно».

Политическая воля Киева к борьбе за возврат или защиту промышленных Луганской и Донецкой областей от пророссийских мятежников с помощью мирного договора может быть сильной. Но это зависит от денег, компетентности и народной поддержки.

Валерий Чалый, еще один замглавы Администрации Порошенко говорит, что, несмотря на трудности, конфликт способствовал тому, что украинцы сплотились.

«Единственное, что вселяет оптимизм, так это что у Украины еще никогда не было такой возможности получить общественную поддержку в стране в связи с угрозой из-за рубежа», – сказал Чалый в интервью.

Но эта солидарность проходит проверку. Украинцы уже привыкли к тому, что все время сообщают о новых жертвах, даже в то время, когда должен был действовать режим прекращения огня. Но многие видят разницу между тем, что было раньше, и этим новым этапом боевых действий, во время которых мирные жители постоянно становятся жертвами и, возможно, даже целями обстрелов. В прошлом месяце, в результате обстрелов автобусов и жилых районов погибли десятки людей, и сотни были ранены.

Планы по увеличению численности вооруженных сил на 250 тыс. человек в этом году – то есть на 68 тыс. больше, чем сейчас – означают, что практически у каждого украинца будет знакомый солдат на фронте. Многие уже потеряли своих родных и близких в ходе боевых действий.

Страна также с нетерпением ждет заграничную финансовую помощь – на прошлой неделе США сообщили о предоставлении кредитных гарантий на сумму 2 млрд. долл., а Международный валютный фонд должен выделить около 15 млрд. долл. или более.

Эти деньги не дают просто так. Чтобы заключить соглашение с МВФ, Украина должна согласиться на значительные внутренние изменения, в том числе на повышение цен на газ, за который украинцы привыкли платить по заниженной цене. Такие условия необходимы для того, чтобы Украина приняла меры для восстановления экономики.

Активисты, которые выступают за реформы и обвиняют правительство в том, что оно «использует войну в качестве предлога» для того, чтобы избежать изменений в политике, говорят, что реформы на самом деле являются частью военной политики.

Анна Гопко, новоизбранный член парламента, сказала, что сторонники сепаратистов ищут возможности, чтобы «радикализировать  настроения людей», используя их недовольство. «Наша задача сейчас сказать: Хорошо, сейчас мы страдаем, мы затягиваем пояса, но мы понимаем, что это борьба за будущее независимой Украины», – сказала она.

Министр финансов Наталья Яресько, которая недавно руководила процессом принятия бюджета, не касавшегося таких неудобных политических вопросов, как повышение цены на газ, перерасчет субсидий или уменьшение пенсионных минимумов, не заходила бы так далеко. Но по ее словам, правительство готово провести «дорогостоящие» реформы, чтобы получить такое необходимое финансирование и привлечь инвесторов, что поможет экономике восстановиться.

«Стабилизация на первом месте, затем рост», – сказала Яресько в интервью. «Мои экономические реформы не остановят насилие на востоке, но они помогут нам убедить наш народ, в том числе и жителей оккупированных территорий, что это система, которая работает. Она дает результаты, и она является предпочтительной».

Но экономисты сомневаются, что правительству хватит политического упорства, чтобы полностью реализовать эти планы.

Павел Шеремета, бывший министр экономики Украины, говорит, что причины такого «серьезного кризиса» в «десятилетиях плохого управления экономикой и в том, что реформы не проводились вовремя». «Я бы хотел, чтобы ситуацию можно было исправить за несколько месяцев, но понадобятся десятилетия напряженной работы», – сказал он.

«Никому не хватает смелости, чтобы провести эти реформы», – добавил Шеремета, который считает, что обещанной помощи будет недостаточно для того, чтобы позволить Украине справиться с кризисом или облегчить жизнь населения.

«Люди живут за счет пенсий», – сказал он. «Иногда это единственный доход в семьях из четырех или пяти человек».

75-летняя Валентина Кузнецова – одна из таких пенсионеров. Недавно прибыв из Луганска, она живет в Киеве с мужем, дочерью и внучкой – ни один из них не может найти работу. Как и многие другие вынужденные переселенцы, она бы хотела, чтобы война прекратилась, чтобы сосредоточиться на проблемах ближе к дому.

«Отдайте эти территории, – говорит Валентина, – Почему мы это делаем? Почему мы должны убивать друг друга?».

Но наращивание войск предполагает, что Киев не намерен отступать, из-за чего возникает другая проблема: военные должны обучить десятки тысяч новобранцев, чтобы они могли воевать, как партизаны, с врагом, которого, как считается, поддерживает страна, имеющая один из крупнейших военных комплексов в мире.

 «У нас есть проблемы, и не только материальные и технические, но у нас также есть проблемы с обучением солдат, с их подготовкой и дисциплиной», – сказал Антон Геращенко, бывший советник главы Министерства внутренних дел, одного из нескольких учреждений, контролирующих военную политику.

Тем не менее, многие украинцы терпеливо относятся к лидерам, пришедших к власти  менее года назад, которые пытаются вести войну и одновременно понять, как управлять страной.

«Мы выбрали это правительство, мы сами сделали этот выбор», – сказал 55-летний Владимир Якубук, шахтер со Львовской области, протестовавший под зданием Кабинета министров на прошлой неделе. Подобные демонстрации – во время которых, как правило, требуют выплаты заработной платы – стали обычным явлением. Якубук не хочет, чтобы протесты отвлекали внимание от военных действий. По его словам, во время боевых действий погибло 160 человек из его города.

 «Если наши шахты закроют, мы будем умирать от голода», – сказал он. «Но лучше умереть от голода, чем от врага».

«Я не уверен в этом», – сказал его коллега по шахте, 34-летний электросварщик Марьян Дубецкий. «На войне умирают мужчины. Но дома страдают женщины и дети».