Сердечная недостаточность

17:04, 31 января 2013
2437 0

В принципе, это мог бы быть конец (тот самый, ужасный, который все же лучше, чем ужас без конца) дела Гонгадзе. Раскаявшийся Пукач в ужасающих деталях в последний раз пересказывает подробности убийства, получает пожизненное, и – концы в воду, как предсказывала накануне оглашения приговора мать журналиста. Но – нет. Тринадцати лет «расследования», манипуляций, замалчиваний, усилий на самом высшем уровне не хватило для того, чтобы полностью и насовсем замять самое резонансное убийство страны.

Вообще, не хватило много чего и по многим причинам. Судье не хватило доводов, чтобы допросить экс-президента, а ныне миллионера и благотворителя Леонида Кучму, а также  экс-спикера, а ныне народного депутата-внефракционщика Владимира Литвина. Адвокату осужденного не хватило милосердия в приговоре. Родственникам убитого – количества осужденных на скамье подсудимых. Майору Мельниченко – признания судом его пленок, как доказательств. Экс-генерал-майору Алексею Пукачу – с одной стороны – силы духа целиком и полностью  признать себя виновным, с другой – малодушия  умолчать о возможных заказчиках преступления. Виктору Ющенко – и в начале, и в конце своего президентского срока обещавшего раскрыть убийство Гонгадзе –вообще ничего не хватило, поскольку он сперва награждал сотрудников СБУ «за профессионализм в расследовании убийства журналиста Георгия Гонгадзе», а потом позволил расформировать группу, фактически установившую убийц. Журналистам телеканалов, принадлежащих зятю Кучмы Виктору Пинчуку не хватило решимости выдать в эфир слова Пукача о причастности Кучмы и Литвина к убийству. Президенту Януковичу, как и ожидалось, не хватило политической воли, а, может, и личной мотивации для того, чтобы усилиями правоохранителей в деле, наконец, прозвучали громкие имена. Украинской оппозиции, как обычно, не хватило последовательности и решимости, как в поддержке родственников погибшего, так и в публичной заинтересованности к делу и внимания к процессу. Ну, и, традиционно, украинской общественности не хватило ни сознательности, ни настойчивости, ни активности в требованиях обнаружить и наказать всех виновных.

Нет сомнений, что апелляционных исков со всех сторон и попыток заново добиться допросов Кучмы-Литвина окажется недостаточно для того, чтобы еще раз – уже в третий – начать расследование. Пока недостаточно. Может, это мистика, но, как говорит вдова убитого: «Дух Георгия расправится со всеми убийцами»… Впрочем, пока одного его духа недостаточно, и беспокоит другое – чего не хватает людям, которые продолжают позитивно оценивать личность Кучмы-президента, которые голосуют за Литвина уже в качестве кандидата в депутаты, чего не хватает журналистам, заглядывающим Литвину в рот в кулуарах парламента и с  подобострастным вниманием записывающим его комментарии?

Безусловно, никто не может быть назван виновным, пока этого не докажет суд (по крайней мере, в цивилизованном мире), но, ведь причастность обоих к случившемуся слишком очевидна, что еще раз подтвердил на суде Пукач: как минимум, фигурантам обличительной речи экс-генерала стоило бы публично объясниться.

Несколько лет назад я решила сделать маме подарок – повела ее на концерт Александра Малинина во Дворец Украина. Среди зрителей оказался экс-президент Леонид Кучма – оказывается, давний поклонник певца. Артист, конечно же,  торжественно обнаружил и поприветствовал высокопоставленного гостя. И зал, заметьте – киевской, столичной публики,  вдруг начал вставать…  «Давай уважим Данилыча, шо ли?», - поднимались со своих мест соседи. Если и были оставшиеся, как мы,  сидеть, то их просто нельзя было разглядеть за лесом аплодирующих тел – Кучму купали в овациях… Именно об этом эпизоде я вспомнила, когда, буквально недели полторы назад в Москве на церемонии награждения лауреатов премии имени Владимира Высоцкого «Своя колея» художник-мультипликатор Юрий Норштейн, вручая премию, сказал, что  Сергей  Магнитский умер от «сердечной недостаточности» Владимира Путина, начальника тюрьмы и других…

А ведь Магнитский, как ни неуместно это сравнение, погиб в СИЗО, его не задушили в лесу, не отрезали ему голову, не подожгли его тело, не бросили в наспех вырытую могилу. Как назвать то, чего не хватило  второму президенту Украины и «другим» - пособничествующим, подстрекающим, покрывающим, подобтсрастничающим, сочувствующим, обеляющим?

P. S. Хотя, надо заметить, не доработали с Пукачем – ведь мог же он в конце назвать фамилии не Кучмы и Литвина, а, например, Тимошенко и Луценко. Ведь в таком состоянии, как подметила один главный редактор, «можно сказать все, что угодно».

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter