Через 35 лет после Чернобыля мир так и не научился готовиться к катастрофам / фото УНИАН

35 лет назад ядерный реактор Чернобыльской АЭС в Украине взорвался. Радиоактивные материалы взлетели в атмосферу из-за человеческой ошибки и дефекта конструкции. Плотное облако радиации нависло над западной частью тогдашнего СССР и Европой, поскольку реактор горел 10 дней.

"Поскольку на то время я была педиатром и гематологом в Киеве, меня отправили в ядерный кошмар. Некоторые первые ликвидаторы тушили пожар и разбирали радиоактивные обломки. Мы, врачи, распределяли и оказывали первую помощь. Никому из нас не дали защитный костюм или подробные инструкции", - пишет в статье для USA Today доктор Алла Шапиро, педиатр, гематолог-онколог и бывший медицинский работник Отделения антитеррористической и чрезвычайной координации в Управлении продовольствия и медикаментов США.

Она вспоминает, как напуганные семьи и гражданские бежали босиком по радиоактивному песку, неся носилки, чтобы спасать других. Сама Шапиро лечила травмированных детей, пострадавших от радиации, а также семьи в состоянии шока или истерии. Врач признается, что ужасные образы Чернобыльской катастрофы до сих пор преследуют ее. Трагично и то, что молчание и секретность советских чиновников после ядерной аварии лишь ухудшила ущерб, навредила человеческому здоровью и окружающей среде.

Невидимый враг дома

Читайте такжеForeign Policy: Чернобыль стал успокаивающей баснейОна пишет, что в Киеве через 3-4 дня после взрыва в Чернобыле, несмотря на молчаливую реакцию властей СССР, все понимали, что опасность исходит от радиоактивных частиц. Шапиро пишет, что "эмоционально онемела". Такова была защитная реакция от шока и потрясения. С помощью взятого в займы счетчика Гейгера она искала значительное радиоактивное излучение в "самом безопасном месте на Земле, в нашем семейном доме".

"Переполненная страхом, я сосредоточилась на Ольге, моей 3-летней дочери и ее любимой мягкой игрушке, которую она обнимала и целовала. Я медленно провела счетчиком Гейгера по пушистому телу. Через секунду мы услышали страшное треск. Я похоронила игрушку в помойке", - вспоминает врач.

"Даже через 35 лет на международных конференциях я все еще задаю один и тот же вопрос: "К чему ликвидаторы были меньше всего готовы в Чернобыле?". Мой ответ никогда не меняется: "Ко всему". Мой первый опыт ядерного взрыва, столь беспрецедентный во всех смыслах, убедил меня, что мы никогда не сможем быть полностью готовыми к ядерным катастрофам и их последствиям", - признает Шапиро.

Однако она добавляет, что благодаря знаниям, полученным в Чернобыле, а также передовым исследованиям, проведенным в США совместно с ключевыми международными институтами, теперь началась разработка нового класса медикаментов, которые называют "медицинскими контрмерами". Их можно использовать для диагностики, профилактики или лечения в условиях чрезвычайных ситуаций, связанных с химическими, биологическими, радиологическими или ядерными угрозами. Или даже в случае распространения доселе неизвестных болезней.

"Я имею честь помочь объединить врачей и ученых из Украины, в которой я родилась, с коллегами в США, чтобы уладить старые провалы в готовности", - пишет Шапиро.

Наши важные запасы

Читайте такжеWP: Спустя 35 лет Чернобыль пугает и дает надежду одновременноЧерез несколько десятилетий после катастрофы в Чернобыле новый коронавирус изменил наш мир. В ближайшие месяцы после первого удара пандемии первые "ликвидаторы" все еще страдали из-за недостатка средств личной защиты. А пациенты столкнулись с нехваткой оборудования, необходимого для спасения жизней.

Стратегический национальный запас США был истощен. Многие плохо профинансированных и недоукомплектованных штатов и местные отделения здравоохранения очень быстро были перегружены. Без надлежащим образом скоординированного федерального плана по закупке и распределению систем вентиляции легких, масок и другого медицинского оборудования губернаторы начали соревноваться друг против друга на открытом рынке. А медицинский персонал был вынужден обходиться самодельными вещами.

В 2002 году Шапиро участвовала в рабочей группе стратегического национального запаса США по вопросам радиации. Она была созвана американским Центром контроля и профилактики заболеваний. Группа состояла из экспертов по вопросам радиации от правительства США и из научных кругов. Эти эксперты разработали инструкции для оценки и управления масштабными инцидентами, в ходе которых тысячи людей могут пострадать от радиации.

Теперь в тайных местах хранятся запасы необходимых медикаментов, которые будут использованы в случае массовой ядерной катастрофы. Если инфраструктура будет уничтожена, эти активы будут доставлены как пакеты экстренной помощи в любую точку США через 12 часов после федерального решения. Существуют также усилия по расширению списка одобренных "медицинских контрмер" для создания запасов. Эти запасы могут быть использованы в случае, если после аварий тысячи людей будут облучении высокими дозами радиации, или же после ядерных терактов.

Уроки усвоены, но занехаяні

Читайте такжеCNN: Катастрофа в Индии из-за COVID-19 может быть страшнее, чем кажетсяГорький вывод, который можно сделать после недавних ошибок, говорит, что правительство США знало, как подготовиться к пандемии коронавируса, но не сделало этого. В 1986 году СССР неправильно отреагировал на взрыв на Чернобыльской АЭС в значительной степени потому, что он не был готов к такому. Через 35 лет после Чернобыля правительство США должно было бы уже усвоить, что готовность чрезвычайно важна для борьбы с катастрофами.

Не существует идеальной инструкции, которая бы помогла пережить ядерную войну или пандемию. В 1986 году никто не знал, чего ожидать или как разобраться с масштабами ущерба. Сегодня мы должны осмыслить уроки Чернобыля и COVID-19. Правительства должны информировать граждан об угрозах от радиации или заразного вируса, чтобы можно было принять защитные меры. Национальные лидеры и федеральные эксперты должны обеспечить доступ к нужным научным знаниям и данным, иначе страх и псевдонаучные выдумки их заменят. Государственные чиновники не должны преуменьшать катастрофу или, что хуже, делать вид, будто она уже проходит.

Оглядываясь назад, можно сказать, что нужен план не только для накопления необходимых ресурсов, но и для равного их распределения. И это тоже важно для готовности. Наконец, правительства должны разработать национальную стратегию для борьбы с катастрофами. Нужна координация на всех уровнях и между всеми правительственными ведомствами, чтобы они были готовы к следующей катастрофе, которая постучится в дверь.

Вас также могут заинтересовать новости:

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ