Воскресенье,
26 февраля 2017

Наши сообщества

Neue Zürcher Zeitung: Оборонная политика против кризиса смысла

Чтобы взять на себя ответственность за свою собственную безопасность, Европа будет углублять сотрудничество. Но первые результаты не указывают на фундаментальные изменения.

Иллюстрация / REUTERS
Иллюстрация / REUTERS

Об этом пишет Никлаус Нусплигер в статье "Оборонная политика против кризиса смысла", опубликованной на сайте газеты Neue Zürcher Zeitung.

Перед референдумом по "брекситу" в июне лишь немногие наблюдатели всерьез рассчитывали на решение в пользу выхода. Тем не менее, за кулисами в Брюсселе, Париже и Берлине тайно разрабатывался план Б на тот случай, если немыслимое все же произойдет. Полем для действий стало более тесное сотрудничество в оборонной политике. Призыв к большей безопасности соответствует духу времени. Кроме того, после выхода Британии, консенсус представляется более вероятным. Таким образом, новый шаг в оборонной политике должен вернуть ЕС доверие граждан - и доказать скептикам, что проект европейской интеграции еще не закончен.

Большая ответственность дорого обходится

После шокирующего результат референдума планы начали стремительно продвигаться. Сначала, министр обороны Германии Урсула фон дер Лайен и ее французский коллега Жан-Ив Ле Дриан представили инициативу по проведению реформ. Затем поддержка президента Жана-Клода Юнкера в речи о состоянии ЕС. Необходимость принятия мер стала еще более острой после победы Дональда Трампа, который еще активнее, чем его предшественник, призывает европейцев взять на себя больше ответственности за свою собственную безопасность. И, наконец, в декабре лидеры ЕС на саммите выступили за сближение – но только в 2017 году появятся конкретные указания на то, действительно ли заявления Брюсселя приведут к фундаментальным изменениям.

Для Европы больше ответственности – это, прежде всего, больше расходов. В 2015 году США потратили на оборону около $ 600 млрд, что почти в три раза больше, чем все 28 стран-членов ЕС вместе взятые. Но страны ЕС не могут прийти к соглашению в вопросе обязательства для членов НАТО выделять два процента от ВВП на оборону. В принципе правительство утвердило План действий Комиссии ЕС, который еще предстоит подробно обсудить. Цель плана: государства-члены должны тратить свои деньги более эффективно, чтобы появлялись возможности для новых инвестиций.

Волшебное слово – сотрудничество. В ЕС существует 19 различных боевых бронированных машин - именно поэтому закупка обходится намного дороже, чем в США, где существует только один тип. Комиссия предлагает, чтобы страны ЕС совместно закупали оружие. По оценкам, потенциал экономии совместных закупок в Европе может составить до 100 миллиардов евро в год.

Поскольку участие в Фонде остается добровольным, его успех будет зависеть от воли государств-членов ЕС – и также возможны политически сложные вычеты для защиты национальной оборонной промышленности. Совместные закупки в ЕС косвенно будут выгодны и НАТО, потому что даже после "брексита", в обеих организациях будет 21  государство. Именно поэтому ЕС получит общественную поддержку военного альянса.

Die Welt: Путин тянется к Европе – а Европа наблюдает

В любом случае, сотрудничество ЕС и НАТО является символически важным элементом новой европейской оборонной стратегии. Оно должно показать, что страны больше не могут себе позволить ненужного дублирования и старого конкурентного мышления. На самом деле, до недавнего времени обе организации действовали абсолютно изолированно друг от друга. Тем не менее, в ноябре утверждение 45 совместных проектов стало началом более тесного сотрудничества. Также запланированы совместные учения, что было немыслимым до недавнего времени. Наиболее очевидна польза в случае гибридных угроз, во время которых обычные атаки могут быть дополнены или заменены кибер-атаками или пропагандой.

Иллюстрация / REUTERS
Иллюстрация / REUTERS

Полностью конкурентное мышление не исчезло, поскольку Турция входит лишь в НАТО, а Кипр – только в ЕС. Решение кипрского конфликта могло бы привести к сокращению барьеров на пути обмена оперативными данными между этими двумя организациями. Кроме того, в последние месяцы, не только британцы, которые имели право голоса в ЕС до "брексита",  но и восточноевропейские правительства создали трудности для проведения реформ в ЕС, утверждая, что необходимо избегать дублирования [целей] НАТО.

Призрак армии ЕС

Эта опасность возникла там, где ЕС играет военную роль. В настоящее время на Балканах и в Африке союз поддерживает шесть военных и десять гражданских миссий, среди них – новая операция "София" для борьбы с контрабандистами в Средиземном море. Берлин и Париж были инициаторами создания штаб-квартиры ЕС в Брюсселе по упрощенному планированию и реализации этих задач. Но штаб вызвал споры среди государств-членов, поэтому речь идет только о создании "новых структур". Такие препятствия – также следствие призрака европейской армии, который упорно кружит над дебатами о реформах. Но до тех пор, пока ЕС не станет политически интегрированным государством, единые военные силы останутся неосуществимой задачей. ЕС также не хочет становиться военным союзом и оспаривать территориальную оборону НАТО.

Но кризис беженцев показал, что Европа не может отвернуться от конфликтов в соседних странах. Поэтому ЕС берет на себя ответственность и осуществляет интервенции для стабилизации и преодоления кризисов в рамках полномочий ООН. Важным этапом станет даже просто отправка сил быстрого реагирования (1500 солдат), если государства-члены ЕС решатся на это. Франция уже давно требует создания такой "стратегической альтернативы", которая позволит вмешиваться в кризисы в рамках ЕС, когда США и НАТО не смогут или не захотят этого делать. Оборонный союз для экономически ослабленной "гранд-нации" – это также шанс снова завоевать авторитет в ЕС. Однако, медлительная Германия не является надежным партнером в военных интервенциях и рассматривает общую оборонную политику скорее как средство для продвижения политической интеграции.

Страх потери суверенитета

Столь разные интересы и цели создают трудности для проведения реформ. Кроме того, вновь возникает вечная дилемма ЕС: необходимость более тесного сотрудничества противостоит нежеланию государств-членов уступать суверенитет. Не внутренний стимул, а внешние факторы, например, внешняя политика Трампа, будут решающими для амбиций европейской оборонной политики. Революционными эти планы не кажутся.

При этом, важным обстоятельством станет первоначальное применение так называемого "постоянного структурированного сотрудничества" в области обороны, которое предусмотрено Лиссабонским договором и решение о котором будет принято в 2017 году. Смелые страны ЕС могут добровольно вступить в более тесное сотрудничество, в то время как скептики могут еще подождать или вовсе не участвовать. В первых обсуждениях стран-членов ЕС осенью, такое структурированное сотрудничество все же вызвало споры. Тем не менее, неуклюжий в оборонной политике ЕС может послужить доказательством того, что он способен бороться не только с собственным распадом, но и продолжать развиваться с разной скоростью.

Военная команда ЕС или европейская логистическая база представляют собой конкретные идеи для такого сотрудничества. Неясно будут ли эти результаты ощутимыми для граждан. Оборонный союз не сможет показать простой выход из кризиса смысла в ЕС.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости мира

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение