Кремль и Тегеран не доверяют друг другу, но Трамп заставляет их сближаться / kremlin.ru

Россия пытается использовать себе в пользу беспорядочные действия президента США Дональда Трампа и его администрации в новом кризисе с Ираном, чтобы расширить свое влияние на Ближнем Востоке. Сейчас Москва и Тегеран – близкие союзники. Но поддерживать это объединение сил в долгосрочной перспективе им будет очень не просто.

Об этом пишет Foreign Policy, напоминая, что Трамп посылал Ирану очень смешанные сигналы на протяжении последних недель. Новый кризис начался с того, что советник по национальной безопасности Джон Болтон 5 мая объявил, что Вашингтон отправит авианосец в Персидский залив. А потом еще через пять дней Пентагон заявил о развертывании ракет Patriot. 19 мая после того, как лояльная к Ирану группа боевиков обстреляла посольство США в Багдаде, Трамп написал в Twitter: « Если Иран хочет драться, это будет официальный конец Ирана».

Через пять дней после того Трамп объявил о планах отправить истребители и 1,5 тысячи солдат на Ближний Восток. Но он также занял и более примирительный тон в риторике.

«Не думаю, что сейчас Иран хочет вступать в схватку. Я уверен, что они не хотят драться с нами», - сказал он.

Читайте также: Business Insider: США будет нелегко победить в войне с Ираном

27 мая президент США выразил поддержку премьер-министру Японии Синдзо Абэ, который предложил посредничество на переговорах с Тегераном. Иранские чиновники сомневаются в искренности намерений Трампа.

В России считают, что смесь таких грубых угроз и предложений начать переговоры еще больше дискредитирует иранскую политику администрации в Вашингтоне. Это придаст российской политике в отношении Тегерана лучший вид. Близкий союзник Владимира Путина и депутат высшей палаты российского парламента Алексей Пушков сказал изданию, что Россия построила «длительный альянс» с Ираном. И что Кремль, конечно же, будет сотрудничать со странами, которые столкнулись с давлением со стороны правительства США. Он уверен, что российско-иранские отношения «могут перерасти в стратегическое сотрудничество».

Россия выставляет себя как менее интервенционистская сила на Ближнем Востоке. У Москвы есть интересы в регионе и она требует их уважать. Поэтому она хочет, чтобы поток нефти и газа на российский рынок продолжался и чтобы экстремистские политические течения в регионе пресекались, чтобы они не распространялись на территорию РФ. Также Москва защищает свои военные базы. Что означают «российские национальные интересы» на практике, хорошо видно в Сирии.

Читайте такжеWashington Post: США и Иран оказались за шаг от войны

В 2015 году Россия отправила военную авиацию и сухопутные силы в ближневосточную страну якобы для борьбы с терроризмом. Россия и Иран действительно провели атаки против «Исламского государства» и «Аль-Каиды». Но они также устроили кровавую войну против оппозиционных сил Сирии, которые добивались свержения режима Башара Асада. Москва и Тегеран хотели бы заниматься разработкой нефтяных и газовых залежей на севере страны. Однако, эта территория сейчас под контролем курдов, которых поддерживают США.

В 2017 году Сирия согласилась расширить российскую военно-морскую базу и построить новую базу ВВС РФ на своей территории. Соответствующее соглашение на 49 лет также допускает продолжение присутствия российских войск в Сирии на 25 лет. Также Асад согласился поставить подпись на гарантиях, которые запрещают судить россиян в сирийских судах. Военные базы дают России постоянное присутствие и возможность проецировать силу на Ближнем Востоке. А это означает, что она будет поддерживать своих союзников – Тегеран и Дамаск.

Россия усилила свое влияние в регионе еще и благодаря поддержке ядерной сделки с Ираном от 2015 года, которая позволяет производить ядерное топливо, но устанавливает строгие проверки, чтобы Тегеран не начал строить оружие. Совет безопасности ООН ратифицировал это соглашение. Но Трамп в одностороннем порядке вышел из него год назад.

Читайте такжеСаудовская Аравия призывает провести саммит из-за конфликта с Ираном - СМИ

Хоть Москва в своей риторике критикует американские экономические санкции против Ирана, она ничего не делает для усиления торговли или инвестирования, которые бы смягчили американское давление на Тегеран. Санкции США сильно ограничили международные банковские операции с Ираном. Поэтому торговать действительно сложно. Но Китай, несмотря на все эти проблемы, смог нарастить двустороннюю торговлю с Ираном до 33 миллиардов долларов в год. В это время Россия может похвастаться лишь показателем на уровне 2 миллиардов.

Россия знает, что у Ирана сейчас нет военной ядерной программы. Но она хорошо понимает, что с ядерным арсеналом он будет более решительно бороться с Кремлем за влияние на Ближнем Востоке. Иранские чиновники тоже не очень доверяют России. Лидеры «Исламской революции» 1979 года настаивают, что их страна «не будет союзником ни Запада, ни Востока». Им не нравится ни «американский империализм», ни советский коммунизм. Антисоветские настроения среди населения и некоторых лидеров Ирана теперь направлены против России.

Читайте такжеГермания призвала не допустить вооруженных столкновений США и Ирана

Также у Кремля и Тегерана противоположные взгляды на Израиль и его роль в Сирии. Тель-Авив часто бомбит цели на сирийской территории, принадлежащие «Хизбалле» или «Корпусу стражей иранской исламской революции». Но при этом, израильские самолеты не трогают российские базы. Вряд ли такое молчаливое взаимопонимание между Россией и Израилем нравится Ирану.

Вместе с тем, если США продолжат свою агрессивную и хаотическую политику на Ближнем Востоке, Иран и Россия останутся союзниками. Потому что им будет легко определить общего врага. Администрация Трампа думает, что она изолирует Тегеран с помощью жестких экономических санкций и военных угроз. Но на самом деле эффект может быть совершенно противоположным.