Украинские воины вышли с территории мариупольского комбината "Азовсталь", где мужественно держали оборону более двух месяцев. Известно, что их, в сопровождении российских военных, вывезли на территорию, подконтрольную сейчас России: большую часть бывшей исправительной колонии в Оленевке, а тяжелораненых бойцов – в больницу в Новоазовске Донецкой области.

Поскольку украинские военные находятся сейчас на подконтрольной России территории, они считаются военнопленными.

Одним из реальных способов освобождения украинских воинов, по состоянию на сегодня, является их обмен на пленных военных Российской Федерации

Об этом говорит статья 4 Женевской конвенции об обращении с военнопленными от 1949-го года: военнопленным является лицо, попавшее в плен противника и принадлежащее среди прочего к личному составу вооруженных сил стороны конфликта, а также членов ополчения или добровольческих отрядов, которые являются частью этих вооруженных сил. Стоит также добавить, что лицо считается военнопленным с момента, когда подпадает под власть противника и до момента его окончательного освобождения (абзац 1 статьи 5).

Женевская конвенция устанавливает многочисленные гарантии обращения с военнопленными, включая обеспечение их надлежащим медицинским обслуживанием и питанием. Но Россия неоднократно демонстрировала свое отношение к нормам международного права, которое ничем иным, как абсолютным пренебрежением не назовешь. Поэтому допрос наших защитников с применением жестокого обращения, унижения и даже пыток, к сожалению, является более чем вероятным.

Ни о каком международном трибунале не может идти речи

Одним из реальных способов освобождения украинских воинов, по состоянию на сегодня, является их обмен на пленных военных Российской Федерации. А действенным механизмом может стать привлечение к этим переговорам представителей стран, с которыми Россия сохранила торговые отношения и которые одновременно являются нашими союзниками. Речь идет о Турции и лично Реджепе Эрдогане, ведь с начала войны все переговоры с Россией были проведены в том числе благодаря официальной Анкаре.

В то же время следует быть готовым к тому, что процесс обмена защитников полка "Азов" будет длительным и тяжелым, ведь уже сейчас в России активно пропагандируется идея запрета обмена бойцов полка "Азов" на законодательном уровне. Сегодня, 26 мая, Верховный суд РФ планирует рассмотреть в закрытом судебном заседании иск Минюста РФ о признании полка "Азов" террористической организацией и запрете ее деятельности на территории России.

Вероятно, сам факт наличия у РФ законодательного запрета на обмен наших воинов будет активно использоваться российской стороной во время переговоров об обмене.

Кроме того, потребность в признании полка "Азов" террористической организацией может быть одним из шагов для укрепления позиций России на международной арене. В частности, она может использовать такое искусственно созданное решение о террористической организации как оправдание продолжения войны.

В течение следующих нескольких месяцев стоит ожидать от кремлевских властей публикации видео допросов наших пленных защитников и инициирование в отношении них сфабрикованных и юридически ничтожных обвинений.

Также, учитывая признание Россией "ЛНР" и "ДНР", а также ратификации российским парламентом договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Россией и ее марионеточными образованиями, возможно предположить проведения "судебных процессов" как по "законам" самопровозглашенных республик, так и по законам России. Недаром 23 мая глава так называемой "ДНР" Пушилин озвучил заявление о создании специального международного трибунала для рассмотрения обвинений против наших защитников. Однако важно понимать - это заявление прозвучало из уст представителя самопровозглашенной республики, создание и существование которой весь цивилизованный мир не признал. Поэтому ни о каком международном трибунале не может идти речи.

Если Верховный суд РФ примет решение о признании полка "Азов" террористической организацией, возможно предположить, что обвинения против наших защитников могут быть основаны, в том числе на участии в террористической организации (статья 205.5 УК России), как это сейчас происходит с крымскими татарами.

И даже после этого, по нашей оценке, для возвращения украинских пленных воинов домой Украине понадобится не менее года.

Элеонора Емец, советник, руководитель практики уголовного права ADER HABER