Игорь Уманский / REUTERS

Правильно ли строить дороги во время пандемии коронавируса? Этим вопросом уже не первый день задаются эксперты, политики и политологи, его обсуждают на ток-шоу и в соцсетях, критикует оппозиция и защищают провластные чиновники и медиа. Свежего масла в огонь недавно подлил экс-министр финансов Игорь Уманский, обвинив «Укравтодор» фактически в разворовывании средств из фонда борьбы с covid-19, которые нужно было бы направить на потребности медицины. В компании опровергли «сложную математику» и призвали обращаться за первоисточниками. Но о чем на самом деле эта дискуссия?

«Ковидный» фонд: на что его вообще тратят

В пучину экономического кризиса, связанного с пандемией коронавируса, Украина, как известно, входила в период «межвластия»: правительство Алексея Гончарука только подало в отставку, а Денис Шмыгаль едва приступил к новым обязанностям. Когда на должность министра финансов был рекомендован Игорь Уманский, у многих народных депутатов и сторонних наблюдателей возник целый ряд вопросов относительно того, способен ли он провести систему госфинансов через турбулентность грядущего кризиса.

Бывший и. о. главы Минфина в правительстве Юлии Тимошенко образца 2009-2010 гг., Уманский запомнился одними из самых высоких ставок привлечения денег на внутреннем рынке (т. наз. «пирамида ОВГЗ» с доходностью 29-30%) и стремительным, в геометрической прогрессии наращиванием внешних долгов, которые страна выплачивает до сих пор. В его списке «достижений» - стабфонд с «ручным» управлением, бразды которого тогда были переданы лично премьер-министру, финансирование предвыборных расходов будущего кандидата в президенты (особенно запомнились выплаты шахтерам) и в целом ярко выраженные социалистические взгляды (раздать как можно больше денег на соцвыплаты, взять под контроль государства как можно больше активов). 

Аналогичную историю Уманский хотел провернуть в марте 2020 года, когда инициировал создание стабфонда по борьбе с covid-19 и его последствиями. Сейчас он ходит по эфирам и онлайн-СМИ, напоминая о своем авторстве. Деньги снова предлагалось раздавать в ручном режиме, причем в перечне приоритетов, кроме помощи больницам и безработным, были такие экзотические статьи как финансирование государственного ипотечного учреждения и коммунальных предприятий. Однако огромный дефицит бюджета, который Уманский собирался провести через парламент, не нашел отклика у депутатов. В результате вместо предложенных 124 млрд грн. в «ковидном» фонде оставили всего 66 млрд. грн., из которых 35 - «забронированные» за дорожным строительством средства, которые «Укравтодору» должны были выделить еще после победы Украины в Стокгольмском арбитраже. То есть фактически расходов на собственно «ковид-нужды» оставалось 31 млрд грн.

Означает ли это, что такая сумма - это вообще все, что выделено в бюджете 2020 года на противостояние пандемии? Конечно, нет. В фонд заложили только оперативные выплаты, которые Кабмин сможет провести при согласовании с бюджетным комитетом Рады, не дожидаясь плановых поступлений от налоговой и таможни. Среди них, к примеру, доплаты медработникам, перечисления средств Фонду по безработице, доплаты полицейским, военнослужащим Нацгвардии и Госслужбы чрезвычайных ситуаций, таможни, возврат денег за пробное ВНО, строительство и ремонт приемных отделений опорных больниц, небольшая субвенция местным бюджетам, поддержка культуры, туризма и креативных индустрий.

Дорожное строительство и ремонты в фонде фигурируют как меры по предотвращению отрицательных последствий для экономики. И многочисленные исследования международных финансовых организаций показывают, что по такому пути - инвестиций в инфраструктуру во время пандемии - пошли многие государства. Более того, когда в августе Киевский международный институт социологии прямо спросил граждан Украины, нужно ли сворачивать дорожное строительство из-за «ковида», 85,2% ответили, что делать этого не нужно.

Почему возмутился Уманский?

Тема непрекращающихся ремонтов и возведения новых дорог не дает покоя оппонентам Президента Владимира Зеленского и правительства примерно с момента объявления о начале программы «Большое строительство». Вначале в информпространство было вплетено манипулятивное понятие «картеля», под которым подразумевались крупные компании, выигрывающие тендеры. О них же написал в своем скандальном посте и Уманский.

Однако проблема в том, что компаний, участвующих в работах на национальных трассах - больше 60-ти, из них более 20-ти имеют подряды на сумму более 1 млрд. грн. Таким образом, говорить о какой-либо монополизации не приходится. Не говоря уже о завышенных ценах, на которые также намекает экс-министр. По данным Укравтодора, приведенным на основании информации из системы Prozorro, уровень экономии на закупках дорожных работ составляет 7-10%, в то время как раньше он не поднимался выше 2-3%, а среднее количество участников на торгах - 3,2 против 2,4 в течение последних лет.

Точно так же манипулятивно в медиа подавалась и тема новых методрекомендаций, которые позволили стандартизировать и унифицировать правила проведения тендеров на дорожное строительство, чего никогда не существовало на украинском рынке: каждый заказчик (областной автодор) придумывал собственные правила. В результате появлялись невыполнимые требования, прописанные под одного «правильного» участника. Новые стандарты, прописанные по стандартам закупок ЕБРР, Мирового банка и Евросоюза, поддержали все ведущие бизнес-ассоциации, а также крупнейшие участники рынка дорожного строительства.

Уманский обвинил «картель» в некой схеме, согласно которой существует определенный «дисконт», с которым «монополисты» передают свои заказы субподрядчикам. И он якобы как раз и составляет 36 млрд. грн., то есть примерно размер суммы, выделенной на дороги в «ковидном» фонде. «По логике Уманского, подрядчики «Укравтодора» работают в минус. Специфика дорожных тендеров отличается от закупки нематериалоемких услуг. 70-80% стоимости тендера - это материалы. Еще 5% - фонд оплаты труда. То есть выполнить услуги и одновременно забрать оттуда даже 20% (не говоря уже о 40% дисконта для субподрядчиков) - невозможно. Манипуляция о 40% или даже 100% откатов могла бы сработать в начале дорожного сезона, когда только происходили закупки. Однако не тогда, когда на финише выполнения плана почти 4000 км государственных дорог», - написали в Укравтодоре в ответ на обвинения экс-министра.

Кто эффективнее: МОЗ или Укравтодор?

Главный вопрос, который остается после публичной переписки Уманского и Укравтодора - так можно ли было «перебросить» деньги с дорожного строительства на медицинские потребности? И какой эффект это бы дало. В соцсетях и СМИ часто фигурируют цифры потребностей, которые не могут покрыть медики для эффективной борьбы в коронавирусом. Спору нет: в стране действительно не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких, средств индивидуальной защиты, аппаратов УЗИ, коек с подключением к кислороду. Но действительно ли Минздрав израсходовал все средства из защищенного (!!), то есть не привязанного к доходам таможни и налоговой фонда, чтобы запрашивать новые ресурсы?

Министерство финансов ежедневно публикует статистику использования денег из «ковидного» фонда с разбивкой на конкретные статьи расходов, по которой видно, какие ведомства сколько денег из этого «кошелька» уже вынули. Данные по Минздраву - неутешительны. Ведомство, которому деньги, казалось бы, нужны больше всего, использовало их… всего на треть. Аппараты ИВЛ закуплены лишь на 40% от выделенных средств, надбавки медработникам обеспечены на 65%, лаборатории и закупки СИЗ осуществлены всего на 19%. На оборудование для приемных отделений опорных больниц запланировано потратить 4,7 млрд. грн, однако фактические расходы составили всего 183 млн грн или меньше 4%.

При этом СМИ распространяют критическую информацию об органах внутренних дел, которые освоили свое финансирование доплат для полицейских и военнослужащих соответствующих подразделений уже почти на 100%. Почти на 85% выбрал свою квоту Фонд по безработице. Дорожники освоили почти 65% всех выделенных денег из «ковид-фонда» (это не единственный источник финансирования строительства, есть еще государственные гарантии, прямые расходы дорожного фонда, кредитные деньги). То есть абсолютное большинство получателей средств из этой структуры - работают эффективнее Минздрава в вопросе освоения выделенных на борьбу с covid ресурсов.

Однако у Уманского претензии почему-то не к МОЗ, который не использовал выделенные деньги вовремя, а к Укравтодору, который обновил инфраструктуру страны уходящий год больше, чем за предыдущие несколько лет. Впрочем, вполне возможно, «ковидный фонд» это только повод поговорить о гораздо более широком спектре тем и удовлетворить еще и политические амбиции экс-министра. Не зря же он накануне скандального заявления уволился из Офиса Президента и перестал быть советником его главы Андрея Ермака.

Сергей Крылов

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram