Сообщения о принудительной депортации украинских детей на оккупированные россией территории и на территорию российской федерации, заставляет задуматься о механизме возвращения маленьких украинцев домой, в Украину, а также обеспечение не нарушение их прав.

В таких вопросах украинское законодательство является эффективным для установления фактов, сами же механизмы возврата заработают только, когда российская федерация начнет соблюдать требования международных договоров, участником которой она является, и выполнит обязательства, которые приняла.

Так, согласно ст. 49 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, осуществлять принудительное (индивидуальное или массовое) переселение или депортацию запрещается. Однако Конвенция позволяет проводить государству-оккупанту частичную эвакуацию с определенной территории, если это необходимо для обеспечения безопасности населения или обусловлено особо весомыми причинами военного характера. Но сразу после прекращения военных действий на этой территории люди, которые были эвакуированы, должны быть отправлены домой.

Учитывая агрессивную политику россии в отношении Украины, грубые нарушения международных договоров, которые допускает россия, механизм возврата украинских детей может быть затруднен

Однако россия все эти правила игнорирует. Государство-агрессор называет депортацию украинских детей "эвакуация", однако, несмотря на изложенное во Втором дополнительном протоколе к Женевской конвенции сторона, осуществляющая эвакуацию, на каждого ребенка заполняют карточку с фотографиями, которую он должен отправить в Центральное справочное агентство Международного комитета Красного Креста.

Сведения Центрального справочного агентства Международного комитета Красного Креста должны содержать полную информацию о ребенке: фамилию, имя, пол ребенка, место и дата рождения (если дата рождения неизвестна, приблизительный возраст); полное имя отца; полное имя и девичья фамилия матери, если такое есть; ближайшие родственники ребенка; национальность ребенка; родной язык ребенка и любые другие языки, которыми он владеет; адрес семьи ребенка; любой личный номер ребенка; состояние здоровья ребенка; группа крови ребенка; опознавательные приметы; дата и место, где был найден ребенок; дата выезда ребенка из своей страны и название места, откуда она уехала; религия ребенка, если такая имеется.

Если сведения о детях Центральное справочное агентство Международного комитета Красного Креста получало, обращения компетентных украинских органов в справочное агентство по соответствующему запросу может быть полезным и оправданным шагом для установления детей, которые были незаконно перемещены россией. Следует отметить, что такое обращение не создаст угрозы признания Украиной противоправной депортации детей "эвакуацией".

Кроме того, по второму Дополнительному протоколу к Женевской конвенции (ст. 90) учреждена Международная комиссия по установлению фактов, которая компетентна, в том числе, расследовать факты, которые, предполагается, являются серьезным нарушением по Женевской конвенции и Дополнительным протоколам к ней. Правила процедуры проведения расследования устанавливаются комиссией, по результатам которого комиссия подает доклад с рекомендациями, которые она считает необходимыми.

Украина со своей стороны делает все для появления действенного механизма возвращения депортированных во время войны украинских детей

Установление нарушения положений Конвенции является основанием для возмещения государством-нарушителем убытков, при чем такое государство несет ответственность за все действия, совершаемые лицами, входящими в состав ее вооруженных сил.

Безусловно, вывоз российскими военными детей с оккупированных россией украинских территорий за пределы Украины в условиях войны, без согласия родителей, опекунов или компетентных органов Украины подпадают под квалификацию преступления, определенного ч. 1 ст. 438 Уголовного кодекса Украины (нарушение законов и обычаев войны). В случае установления виновных лиц, они могут быть привлечены к уголовной ответственности в виде лишения свободы на срок от восьми до двенадцати лет.

Также стоит напомнить, что Украина и россия являются сторонами Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, которая распространяется на гражданско-правовые отношения и охватывает общие процедурные вопросы немедленного возвращения в государство постоянного места проживания детей, незаконно перемещенных в любое из договаривающихся государств либо удерживаемых в любом из договаривающихся государств.

По мнению юристов-международников, конвенция не охватывает уголовно-правовой аспект относительно возвращения детей, когда установлен факт совершения преступления, связанного с похищением или торговлей детьми. Однако, по установленной процедуре, родители, опекуны или органы, которые заботились о ребенке, который был фактически похищен российскими захватчиками, могут обратиться в Министерство юстиции Украины с заявлением об обеспечении возврата детей (далее министерство должно сотрудничать с Минобразования рф, определенного Гаагской конвенцией Центральным органом по выполнению таких обязательств). Обращение должно содержать требования:

  • обнаружить местонахождение ребенка, который был незаконно перемещен или удерживается;
  • предотвратить нанесение дальнейшего вреда ребенку;
  • обеспечить добровольное возвращение ребенка;
  • инициировать судебные или административные процедуры или содействовать таким процедурам с целью добиться возвращения ребенка.

Каждое заявление должно содержать информацию о личности заявителя, личности ребенка и о личности того, кто подозревается в перемещении ребенка, дате рождения ребенка, основаниях, на которых заявитель требует возврата ребенка. Рекомендовано заявление подкреплять заверенными копиями судебных или административных решений, имеющих отношение к делу. 

Учитывая агрессивную политику россии в отношении Украины, грубые нарушения международных договоров, которые допускает россия, механизм возврата украинских детей может быть затруднен. Ведь право решать вопрос о возвращении ребенка или отказ в его возвращении, по смыслу Гаагской конвенции, имеют исключительно суды того государства, где находится ребенок. Однако для защиты прав и интересов украинских детей, должны использоваться любые правовые возможности. Украина со своей стороны делает все для появления действенного механизма возвращения депортированных во время войны украинских детей.

Валерия Гудий, адвокат, советник юридической фирмы "Ильяшев и Партнеры"