Сомнительно, что Беларусь выиграла от того, что посадила самолет Ryanair, чтобы снять с него личного врага Александра Лукашенко Романа Протасевича. Но в этом акте государственного терроризма точно выиграла Российская Федерация.

В краткосрочной перспективе Кремль выиграл в том смысле, что саммит лидеров ЕС даже изменил повестку дня. И вопрос российской информационной агрессии в Европе с первого стал вторым. После Беларуси. Также Москва выиграла в среднесрочной перспективе: Беларусь сожгла любые мосты – не только с западным миром, но и с миром реальности.

Лукашенко давно превратил свою страну в своеобразные «Л/ДНР» – русскую «Ихтаметию». Но если непризнанные никем «республики» на украинском Донбассе стали орудием Москвы для военных преступлений в Украине, то Лукашенко превратил Беларусь в информационный рупор Москвы для всего мира. Проще – он стал ртом для произнесения русских нарративов. В частности, о «фейковости» государства Украина, или же о субъектности «республик» Донбасса. Начал легитимизировать российскую аннексию Крыма своими заявлениями о возможности открытия прямого авиасообщения и тому подобное.

Позиция Украины относительно нашего соседа не совсем понятна. Беларусь демонизируют

С Лукашенко все более менее понятно: у него нет выбора. Если он хочет и дальше остаться на посту диктатора Беларуси, ему надо становиться марионеткой Москвы. По крайней мере, временно лечь под Кремль – пока коллективный Запад не «забудет» о нем. Запад умеет забывать. А у Лукашенко на этот счет, когда санкции сменялись сближением, есть четверть века опыта. И тут вопрос больше к тому, позволит ли сделать такой откат назад, когда для него придет время, Москва. Ведь Кремль тоже имеет немалый опыт формирования с Беларусью различных объединений. Даже Союзного Государства.

А вот позиция Украины относительно нашего соседа не совсем понятна. Беларусь демонизируют. Демонизируют настолько, что в общественном сознании она превращается во врага №2. Но правильная ли позиция, когда мы демонизируем Беларусь? С эмоциональной точки зрения – да. Друг моего врага – мой враг. Но с рациональной – не только Лукашенко, но и мы сами подыгрываем российским нарративам.

Только России выгодно, чтобы Украину окружали враги. К сожалению, наши эмоции подыгрывают такому стремлению. Например, есть заявления о переносе «минской площадки» для Трехсторонней контактной группы по Донбассу. Но проблема в том, что «минские переговоры» – это название, а не локация. Переговоры проходят онлайн…

Не может быть однозначности в отношении Беларуси. Но должна быть однозначность относительно режима Лукашенко

В своей политике Украине надо четко разделять Лукашенко и Беларусь. Например, применили ли мы санкции лично к Лукашенко? Нет. Хотя формально никаких дипломатических ограничений для этого нет – мы не признаем его президентом Беларуси. Или же другой пример: играет ли Украина на белорусском информационном фронте? Вряд ли. По крайней мере исходя из заявлений секретаря СНБОУ, у нас даже кибервойск до сих пор нет. Поэтому даже то, что в Украину можно переехать и спрятаться от преследований режима Лукашенко, белорусам никто не расскажет. И какие угрозы несет российская оккупация республики – тоже. Мы слишком украиноцентричные, чтобы рассказывать белорусам об их проблемах.

Поэтому не может быть однозначности в отношении Беларуси. Но должна быть однозначность в отношении режима Лукашенко, режима человека, который захватил власть в соседней стране и несет угрозы прежде всего самим белорусам, а потом уже, как следствие, и нам. Более того, любые санкции в отношении Беларуси должны сопровождаться еще и санкциями в отношении тех, кто стоит за Лукашенко – России. Чтобы весь мир понимал: все, что происходит в Беларуси – не вина белорусского народа. Это московские уши торчат за всеми действиями и заявлениями белорусского диктатора.

Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram