Дело Колмогорова: Чем опасна "халтура" прокуроров и судей

Николай Бабич
17:06, 08 ноября 2017
2173 0
Мнение

В понедельник Высший спецсуд освободил из-под стражи пограничника Сергея Колмогорова, которого мариупольские судьи приговорили к невероятно суровому приговору - 13 лет лишения свободы (за расстрел двигавшегося в темное время суток автомобиля, в результате чего погибла пассажирка этого транспортного средства).

Но в целом Высший суд принял половинчатое решение.

С одной стороны, он отправил дело на новое расследование в Мариуполь, в тот же суд первой инстанции, «выписавший» пограничнику этот приговор. С другой стороны – отказался признать Колмогорова невиновным. Так что говорить о торжестве справедливости еще очень и очень рано.

Скорее всего, пограничнику, честно выполнившему свои служебные обязанности и ставшему на защиту Отчизны на пике противостояния с Россией, точно светило небо в клеточку, если бы не общественный резонанс и море негодования в соцсетях. Ведь высокопоставленные и высокооплачиваемые нынче сотрудники военной прокуратуры даже после решения Высшего спецсуда не стали посыпать голову пеплом и просить прощения у народа за свои ошибки, которые привели к вышеупомянутому приговору. А, наоборот, набрались наглости утверждать, что Высший спецсуд под давление общественности и народных депутатов вынес не совсем законный вердикт.

Скорее всего, пограничнику, честно выполнившему свои служебные обязанности и ставшему на защиту Отчизны на пике противостояния с Россией, точно светило небо в клеточку, если бы не общественный резонанс и море негодования в соцсетях

При этом представители «ока государева» дали четко понять – проводить новое расследование особо никто не будет. Ведь вина пограничника, по их мнению, полностью доказана – есть вывод эксперта о том, что смертельное ранение потерпевшей указывает на то место, из которого мог вести огонь только Колмогоров. Сомнительное, конечно, доказательство вины, тем более, если учесть, что пуля не найдена, а по машине стрелял не один человек, а несколько. Это, во-первых.

Во-вторых, довольно трудно четко определить, чья пуля стала смертельной для пассажирки автомобиля, который, из-за большой скорости, подпрыгивал на холмистой местности.

Не менее забавным в контексте доказательств вины Колмогорова является и тот факт, что полковник Государственной пограничной службы Александр Дидык, как он утверждает, той ночью лично выезжал на место трагедии и проводил служебное расследование правомерности применения подчиненными оружия.  Был даже составлен соответствующий акт, который отправили в прокуратуру. Но, представьте себе, за время следствия, Дидыка никто не приглашал для дачи показаний…

Лично меня в этой трагической истории взволновала даже не откровенная халтура военных прокуроров, а их цинизм трактовки действий пограничников. Оказывается, Колмогоров совершил умышленное убийство на совершенно на «мирной территории». Прокуроры, вы в своем уме? Это Мариуполь осенью 2014 году – мирный город?!

Разве не в это время страна переживала и обсуждала Иловайский котел, а полчища российских войск захватили Новоазовск и крупными силами продвигались к Мариуполю? Разве не тогда жители Мариуполя все отчетливее, днем и ночью, слышали разрывы бомб и снарядов? Интернет тогда, насколько я помню, содрогался от воплей, что Мариуполь вот-вот сдадут, город окружают, ждут атаки с моря и т.д. Фактически, в то время и дня не было, чтобы не сообщали о ранениях или гибели пограничников возле того самого «мирного» города на берегу Азовского моря. То наши катера в море обстреляют, то наблюдательный пункт уничтожат…

Оказывается, Колмогоров совершил умышленное убийство на совершенно на «мирной территории». Прокуроры, вы в своем уме? Это Мариуполь осенью 2014 году – мирный город?!

Представьте ситуацию: в накаленной войной обстановке, группе быстрого реагирования дают приказ – остановить автомобиль, который после 20-минутной стоянки и «моргания» на берегу Азовского моря, не остановился на первом блокпосту и на огромной скорости, в темное время суток, движется к Мариуполю. Кто сидит в машине, есть у них оружие или нет – никто не знает. Примерьте на себя эту ситуацию. Как бы действовали вы? Стреляли бы? Не стреляли?

Конечно, есть и вопросы к владельцу расстрелянной машины. Как можно было при постоянной артиллерийской канонаде, в темное время суток, выезжать за пределы Мариуполя, на берег моря? Потерпевший говорит, мол, хотели уединится с женой в любимом месте. Но довольно странно, что это не совсем логичное объяснение находит понимание и сочувствие у Генпрокурора Луценко, и, тем более, у военного прокурора Матиоса. При этом оба не совсем понимают, почему пограничники и, в частности, Колмогоров, стали стрелять по движущейся машине, водитель которой проигнорировал требования остановится. В этой ситуации, когда первые лица прокуратуры не понимают таких очевидных вещей, что взять с их подчиненных?

Дело Колмогорова – это отнюдь не рядовое дело и дело не одного Колмогорова. Это уже дело государственной важности, касающееся всех нас

Конечно, в идеале, все огрехи следствия должен был исправить суд. Но разве у кого-то есть иллюзии относительно того, какие у нас судьи? Тем более, в прифронтовом Мариуполе? За Украину этот служитель Фемиды или тайно симпатизирует сепаратистам? Ведь, не исключено, что такой судья может бояться за своих родственников, находящихся на оккупированной территории… В этом контексте любопытно, что, как только депутат от БПП Ирина Фриз призвала главу СБУ проверить судей, вынесших столь суровый приговор Колмогорову, на предмет сотрудничества с сепаратистами, а также проверить все их решения, начиная с 2014 года, как судьи тут же огрызнулись – накатали «маляву» в Высший совет правосудия, мол, давят на независимую ветвь власти.

Кстати, удивительно, что никто не пишет аналогичных жалоб по поводу того, что некоторые суды весьма гуманны к сепаратистам и пачками отпускают их на свободу. Последний вопиющий случай - амнистирование Киевским районным судом Харькова некоего Юдаева, который был приговорен к 8 годам лишения свободы за захват Харьковской обладминистрации в 2014 году. Тот, естественно, вышел на свободу и исчез…

Дело Колмогорова – это отнюдь не рядовое дело и дело не одного Колмогорова. Это уже дело государственной важности, касающееся всех нас. Ибо если общество, власть, правоохранительная система и суды не могут защитить того, кто защищает с оружием это государство, то грош цена нашей независимости и государственности.

Николай Бабич

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter