Майдан, войну приносящий – версия «Der Spiegel»

Андрей Демартино
21:35, 02 марта 2015
Политика
24708 0

Не знаю относительно российских агентов влияния и пятой информационной колонны, но из привычной для украинского восприятия черно-белой картины после прочтения «Reuters» и «Der Spiegel» получается что-то весьма размытое и неоднозначное. А сомнения страшная вещь.

Опубликованная в октябре 2014 года статья старшего корреспондента «Thomson Reuters» Стива Стеклова (Steve Stecklow) «Специальный отчет: в расследованиях массовых убийств на Майдане есть недостатки» (Special Report: Flaws found in Ukraine's probe of Maidan massacre) посвящена делу командира роты «Беркут» Садовника, подозреваемого в убийстве 39-ти активистов. В своей публикации г-н Стеклов говорит об ангажированности следствия, «политическом заказе», слабых доказательствах или их отсутствии. Одним словом, громадный полосный материал рассказывает о тяжёлой судьбе правоохранителя, который попал под тяжёлый каток украинского правосудия.

При этом вспоминаются одни факты и игнорируются другие. К примеру, журналист говорит о фотографии, фигурирующей в деле, на которой Садовник изображён на Майдане Независимости 20 февраля, где он держит пистолет двумя руками. Но ведь у настоящего Садовника нет кисти руки, напоминает журналист-расследователь, отсюда вывод, озвученный адвокатом подозреваемого, что все обвинения это политическая игра.

Интересно, что общедоступное видео (тоже приобщённое к делу), на котором зафиксирован человек, ведущий прицельную стрельбу с левой руки положив при этом «Калашников» на правую протезированную руку так называемую «куксу», вообще не упоминается.

Заканчивается публикация текстом угроз зачитанных «Reuters», женой Садовника: «Эй ты, «нецензурная лексика» «Беркут», - читает она. - Страшная смерть ждёт тебя и твою семью. Слава Украине!».

Следующий материал, который привлёк внимание - масштабная аналитическая публикация «Красная площадь» («Der rote Platz»), опубликованная в «Der Spiegel». Статья посвящена событиям Евромайдана и написана группой журналистов - Моритцом Гатманом, Кристианом Неефом и другими (Moritz Gathmann, Christian Neef). На 9-ти страницах текста делается попытка реконструировать 96 часов противостояния 18 и 21 февраля 2014 года.

Своей задачей журналисты видят в поиске ответов на вопросы: «Действительно ли стреляли на Майдане только отряды Президента Януковича? Были ли европейцы, добровольными подстрекателями «государственного переворота», как утверждает Москва? Была ли угроза жизни Президента Януковича?» При внимательном прочтении создаётся впечатление, что первый вопрос волновал авторов гораздо более чем остальные.

В основу материала легли результаты общения журналистов с тремя десятками участников событий. Среди интервьюируемых оказался и экс-глава МВД, который определённо произвёл впечатление: «Захарченко в сопровождении полдесятка помощников и охранников принимает в московском ресторане, который закрыт для 4-часовой встречи».

В статье в хронологическом порядке рассказывается о происходящих событиях, поочерёдно меняя локации – Майдан, Министерство внутренних дел, улица Институтская, Дом профсоюзов, Консерватория, Администрация Президента, Посольство Германии.

Чередуются эпизоды, имена, факты - в большинстве известные, но поданные в специфическом авторском стиле. Андрей Парубий - «командир Майдана, мужчина за 40, с залысинами, националист»; Парасюк – «нетерпеливый молодой человек, с незаконченным образованием, националист, хотя и не принадлежит к печально известному «Правому сектору»; Арсений Яценюк – «политик-ветеран».

Со стороны правоохранителей, кроме самого экс-министра МВД, фигурирует полковник спецподразделения «Тигр» Тимур Цой, которого называют «человеком Захарченка на Майдане». Он один из тех, свидетельства, которого приводятся в качестве доказательства применения оружия со стороны протестующих. По словам Цоя, 18 февраля он потерял двоих бойцов, одному из них выстрел попал в шею, между шлемом и бронежилетом: «16-мм патрон принадлежит охотничьей винтовке. Такое огнестрельное оружие использовали немало бойцов Майдана».

Дальше тему вооружённых «майдановцев» развивает Захарченко, который рассказывает, что «в захваченном Доме профсоюзов радикальные демонстранты хранят арсенал огнестрельного оружия».

Распутывая клубок событий, «шпигелевцы» доходят до утра 20 февраля на Майдане где «незаметно для демонстрантов со стороны консерватории начинается стрельба по милиции». Депутату от оппозиции Андрею Шевченко звонит командир «Беркута» с Днепропетровска Андрей Ткаченко, который в ярости предупреждает, что если стрельба по милиции не прекратится, они вызовут своих снайперов. Фотограф Евгений Малолетка делает снимки в Консерватории, где можно увидеть человека в противогазе с охотничьим ружьём, а на другой фотографии - человека с автоматом Калашникова.

Следующая локация – «Майдан и улица Институтская, около 9:00. Командиры «Беркута» принимают решение отвести свои войска от площади. Сотни активистов преследуют их - кроме палок в их руках также оружие».

Таким образом, фигура «активиста с ружьём» постоянно пронизывает всю ткань повествования. Хочешь, не хочешь, заподозришь не ладное.

И, как следствие, немецкие журналисты делают логичный вывод: «ход событий этих дней (18 – 20 февраля – авт) указывает на то, что кровопролитие было следствием перестрелки правоохранителей и демонстрантов». Ни много, ни мало. Не хладнокровное убийство, не спланированная заранее спецоперация, не продуманное преступление, а такая себе перестрелка, которую ещё не понятно, кто первый начал.

В «Der Spiegel», как и в статье Стива Стеклова происходит смешение акцентов, когда не понятно кто палач, а кто жертва. Как следствие «обеливание» тех, кто стрелял и тех, кто отдавал приказы и косвенное обвинение Майдана в провоцировании вооружённого конфликта.

Но этим дело не ограничивается. Далее следуют более глобальные выводы. Если Майдан так или иначе виноват в кровопролитии в Киеве, то новая украинская власть несёт ответственность за дестабилизацию ситуации во всей Европе: «Благодаря победе демонстрантов на Майдане война возвращается в Европу». В таком случае может ли Украина рассчитывать на Германию, Францию и другие страны, как на надёжных союзников, если общественное мнение будет на стороне тех, кто считает, что Майдан принёс войну Европе, а не свободу Украине?

P.S.

Наверное, для исследователей истории Евромайдана будет интересно услышать версию Захарченко о финальном разговоре с Януковичем, которую он поведал немецким журналистам «Der Spiegel».

21 февраля, утро. «Министр внутренних дел Захарченко дважды звонит Президенту. Он сообщает, что на Майдане собралось около десяти тысяч человек, и оппозиция планирует брать штурмом правительственное здание.

«Что Вы думаете по этому поводу?», - спрашивает Янукович. Захарченко отвечает: «Если они действительно будут штурмовать, мы в соответствии с законом можем стрелять боевыми патронами». Он добавляет: «Впрочем, все эти дни Вы не отдавали приказа стрелять, следовательно, пока все это уже вообще не имеет смысла. Это не решит кризис».

«Дай мне 40 минут», - отвечает Янукович. Он колеблется и выкручивается так, как он это довольно часто делает в последнее время. «И ... и» - это его стратегия выживания.

Захарченко ещё раз звонит Януковичу. Президент снова его спрашивает: «А что Вы считаете необходимым?». Министр внутренних дел отвечает: «Если мы будем стрелять, то прольётся много крови. Я предлагаю отдать приказ о выводе наших подразделений из города».

Янукович отвечает: «Я согласен. Альтернативы нет».

Захарченко прощается словами: «Встретимся в Донецке».

Андрей Демартино, начальник управления по связям СМИ и общественностью Генеральной прокуратуры Украины

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter