Фото: УНИАН

Как сообщили УНИАН в центре информации о правах человека, к такому выводу пришли мониторы национального превентивного механизма (НПМ) после посещения указанного заведения, изучение условий пребывания в нем и общения с больными и персоналом.

На время визита сотрудников Департамента по вопросам реализации национального превентивного механизма и общественных мониторов в Левоньковской психиатрической больнице находилось 133 пациенты с психическими расстройствами, из них 16 – недееспособны. Они фактически годами проживают в больнице: есть люди, которые там находятся уже по 20-30 лет, что является вопиющим нарушением, ведь такие люди должны находиться в психоневрологическом интернате. Ежегодно их отправляют в инфекционное отделение Черниговской областной психиатрической больнице на неделю и, принимая обратно, заводят новую карточку.

Левоньковская психбольница находится за 40 километров от Чернигова в маленьком селе. Часть ее пациентов бесплатно работает по 7-11 часов на хозяйстве при больнице (коровники, огороды, мастерские). Персонал называет это трудотерапией, однако фактически это эксплуатация: трудотерапия не может длиться так долго, кроме того, в штатном расписании отсутствуют специалисты по реабилитации.

«Это не лечение, а трудовое рабство. В этой больнице распорядок дня построен для коров, а не для больных. В 7 утра пациенты завтракают и идут работать», – отметила председатель Центра информации о правах человека Татьяна Печончик.

Во время визита мониторы зафиксировали много других нарушений. Так, свои пенсии пациенты или их родные отдают медперсоналу. За эти средства оплачиваются не только хлеб и продукты (на питание пациентов выделяется 6,56 грн в день: люди недоедают и вынуждены покупать хлеб за свой счет), а потребности больницы: ремонт и строительные материалы, приобретение постельного белья и тому подобное. За стирку и ремонт белья дважды в месяц пациенты платят по 50 грн, при этом в штате есть швея, которая получает заработную плату, в том числе и за ремонт одежды.

Помещения больницы старые (используются еще со времен, когда здесь была барская усадьба) и требуют ремонта. В палатах по 20 человек, между кроватями трудно пройти. Площадь на одну койку меньше, чем в колонии.

Четверо больных лежали на кроватях прямо в коридоре. Там не хватало естественного освещения, люди были в неопрятном состоянии. Другой пациент находился на койке в самодельном зарешеченном деревом помещении: как объяснил персонал, его изолировали «за неряшливость».

Туалетом в отделениях может пользоваться только персонал, пациенты даже зимой пользуются туалетом на улице. При этом, 70 мужчин вынуждены пользоваться уличным туалетом. Этот туалет не имеет дверей, и расположен таким образом, что во время прогулки пациенты и персонал могут наблюдать, как тот или иной больной справляет естественные нужды, что является грубым нарушением права на приватность.

Для мытья такого количества мужчин есть только одна душевая кабина и ванна, а летом они вообще вынуждены пользоваться самодельным открытым душем, расположенным прямо посреди прогулочной площадки.

Постельное белье очень грязное, подушки черные и засаленные (при этом на складе лежит новая и чистая белье, которое не используется).

При этом персонал больницы сообщил, что мужчин они моют один раз в 10 дней, а женщин – один раз на 7 дней.

Больные не имеют возможности почистить зубы, потому что у них нет зубных щеток. По мнению персонала, это лишнее, ибо «в них и зубов нет».

Пациенты, которые не работают, фактически все время находятся на улице, даже кушают на улице.

На площадке им нечем заняться, они просто сидят или лежат на сколочених дощатым трапам на земле.

Финансирование на медикаменты является также крайне недостаточным – всего 3,56 грн в сутки на одного человека, как следствие – в больнице используются только дешевые лекарства: нейролептики первого-второго поколения. Смертность в больнице является высокой – в женском отделении за прошлый год она составила 11%.

«Такие заведения не должны существовать в 21-м веке. Там нарушены все минимальные стандарты обращения с людьми. Кажется, персонал даже за людей их не считает, реагируя на наши замечания словами: «Что вы хотите: они же психически больные!», – сказала Печончик.

По результатам мониторинга готовятся акты реагирования Уполномоченного по правам человека, которые будут направлены руководству Министерства здравоохранения, Генеральной прокуратуры и Черниговской областной государственной администрации.

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram