Если 2020 год был годом COVID-19, то 2021-й, несмотря на продолжающуюся эпидемию, будет признан годом инфляции. И это не украинская проблема, а общемировая. Смотрите, что произошло во время пандемии: экономика начала сокращаться, деньги продолжали печатать, да еще усиленными темпами. В результате сейчас имеем переизбыток денег. И нужно, чтобы экономика эти деньги в себя, так сказать, впитала. А для этого необходим рост всего - рост экономики, рос потребления... В Украине эта проблема будет стоять еще острее в силу открытой экономики, когда очень много импортируется и экспортируется.

Кроме того, в такие моменты происходят сильные перекосы по ценам практически на все. То есть, инфляция — это не просто, когда все дорожает. Дополнительная проблема, что дорожает все неравномерно и в разное время. Это опасная история для экономики, в которой много ослабленных предприятий.

Так что же с этим делать?

Ответом на этот вопрос будет: нам нужна налоговая реформа.

Есть такое понятие "фискальный процент ВВП". То есть, какая часть ВВП перераспределяется через бюджет. Сейчас в Украине эта цифра зашкаливает за 40%. И это очень серьезный диагноз.

Мировой опыт таков: если страна хочет быстро расти, то этот показатель должен быть не выше 20-25%. В Китае, например, в период бурного роста, он был 15-20%. В странах с более-менее умеренным ростом этот процент достигает 35. А вот за 40% – это уже стагнация.

Любая реформа сейчас обернется бюджетными потерями.

Все перестает развиваться, потому что слишком много денег уходит на налоги и распределяется через госаппарат, а он всегда неэффективен. И от этого плохо всем: и государству, и инвесторам, и людям.

Но мы так далеко зашли по этому пути, что любая реформа сейчас обернется бюджетными потерями.

Вместе с тем непонятно, за счет чего эти деньги компенсировать.

Мое мнение, что значительный ресурс можно было бы высвободить за счет кардинального упрощения налоговой системы, пускай даже с сохранением налоговых поступлений.

К примеру, налог на прибыль в Украине создает предприятиям самые большие проблемы. Многие люди не понимают, что налог на прибыль – это фактически не налог, а займ: покупая основные средства, ты как бы одалживаешь государству. Потом основные средства амортизируются, и этот займ предприятию возвращается (вернее, вычитается из следующих налогов).

Фактически вся (если не считать акциз) налоговая инспекция работает на проверку налога на прибыль. Его специфика такова, что, проводя инвестиции, модернизируя производства, предприятия все равно должны платить налог. И это сдерживает столь необходимый рост.

Положительные примеры в этой истории –  Эстония и Грузия. В этих странах нет налога на прибыль, но есть налог на вывод капитала. Этот налог очень простой и понятный: если ты не забрал деньги из предприятия, то эти деньги, не твои, а предприятия. И это логично.

В нашей стране налог на прибыль — очень проигрышная история.

Часто многие международные эксперты говорят: а чем налог на выведенный капитал лучше налога на прибыль? В принципе, они правы — если пренебречь инфляцией и иметь дешевый кредитный ресурс, то разницы особой нет. Но этой разницы нет где-то в США, где низкая инфляция и дешевые деньги. Где ты дал деньги взаймы государству, а потом назад получил деньги. А если ты дал деньги взаймы в Украине, то назад получишь фантики. Потому что возврат, зачастую, происходит через много лет. И инфляция за это время съест все твои деньги.

Именно поэтому в нашей стране налог на прибыль — очень проигрышная история.

Кроме того, замена налога на прибыль - это шаг к мечте о нулевом администрировании налогов. Система с нулевым администрированием устроена так, что налоговая, исходя из кодификации платежей, сама насчитывает налог и присылает "квитанцию". Но для этого нужно, чтобы налоги были определены, грубо говоря, для каждого платежа. Именно такими являются, например, налог на вывод капитала, подоходный налог и налог на продажи. А вот налог на прибыль и НДС этим свойством не обладают и нуждаются в администрировании.

Как избежать потерь бюджета на период перехода? Это отдельный разговор. Но если хотеть, то придумать компенсаторы можно.

Именно такие цели нужно ставить перед налоговой реформой. К сожалению, желающих разгребать эти авгиевы конюшни мало, но другого пути нет. Все равно Украине, как государству, придется эту проблему решать.

Александр Ольшанский, президент холдинга Internet Invest, основатель цифрового консалтингового агентства "Ольшанский и Партнеры", замглавы исполкома Нацсовета реформ Украины