Ушедшие поезда Тимошенко и Ходорковского

18:55, 31 июля 2013
Разное
4268 0

Два события конца июля выносят на поверхность по-летнему жиденького информационного потока такую структуру, как Европейский суд по правам человека. Это принятие 25 июля решения по делу Ходорковского и окончательное вступление в силу 30 июля решения по делу Тимошенко.

Российские правозащитники остались недовольны решением суда по Ходорковскому, а блогосфера взорвалась возмущенными комментариями. «Мое отношение к решению ЕСПЧ – отрицательное, - заявила старейшая правозащитница России Людмила Алексеева, - я бы сказала, что решение не только мягкое, но и трусливое». Некоторые блогеры были еще категоричнее, чуть ли не напрямую заявляя, что не только российский, но и европейский суд проплачен Путиным и выполнил его заказ.

Если кому-то на основании такой реакции показалось, что суд действительно встал на сторону Кремля, это ошибочное впечатление. В постановлении ЕСПЧ говорится, что судебное рассмотрение дела было несправедливым и сопровождалось многочисленными нарушениями, в ходе разбирательства права Михаила Ходорковского и его подельника Платона Лебедева были нарушены, а отбывание ими наказания не по месту жительства, а в Читинской области и Ямало-Ненецком автономном округе, необоснованно.

По российскому уголовно-процессуальному законодательству признание нарушения права на справедливое судебное разбирательство требует отмены приговора. «Приговор и кассационное определение могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено», - отреагировал на решение ЕСПЧ российский Минъюст. Удовлетворены решением суда и адвокаты Ходорковского. Так в чем же проблема?

Ну, хотя бы в том, что вердикт касается дела, по которому Ходорковский и Лебедев уже отсидели свои сроки, а то дело, по которому они отбывают наказание сейчас, еще только планируется к рассмотрению. Но сильный резонанс вызвало другое – ЕСПЧ признал, что обвинения, предъявленные двум российским бизнесменам, были законны, а в ходе разбирательства не было установлено нарушения статьи 18 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Именно из-за восемнадцатой статьи на суд посыпались многочисленные упреки сторонников Ходорковского и сочувствующих ему. «Если они не усмотрели политической составляющей в этом процессе, то у них что-то со зрением» - едко иронизирует Людмила Алексеева. «По-моему, только слепоглухонемой человек не может видеть политической мотивации во всем, что произошло с ЮКОСом», - вторит ей мать самого известного узника России Марианна Ходорковская.

Адвокаты ее сына упирают на то, что вопрос о нарушении этой статьи не столь принципиален. «Даже решение по статье 18-й, на которой власти стараются сконцентрировать внимание всей прессы, звучит убийственно для российских властей. И все равно это только сопутствующая статья», - заочно полемизирует с оппонентами адвокат Карина Москаленко. Даже из приведенных цитат становится понятно, что статья 18 – это про политическую мотивацию и политическую подоплеку.

Из самой статьи конвенции это, кстати, прямо не следует. Она называется «Пределы использования ограничений в отношении прав» и гласит следующее: «Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены». Вот и все. Тем не менее, сложился чуть ли не консенсус среди юристов и правозащитников, - если ЕСПЧ говорит «нарушение статьи 18», это означает «преследование по политическим мотивам».

Впрочем, назвать этот консенсус полным, пожалуй, нельзя. «Решение суда – о нарушении права на справедливое судебное разбирательство. Больше мне к этому добавить нечего. А было ли при этом допущенное нарушение политически или экономически мотивированно, это неважно. Понимаете, неважно», - настаивает адвокат Ходорковского. «Европейский суд по правам человека, подтвердив по отношению ко мне нарушение 18-й статьи, фактически признал меня политическим узником» - заявляет Юлия Тимошенко. Официальный представитель ЕСПЧ Родерик Лидделл на вопрос, мУшедшие поезда Тимошенко и Ходорковскогоожно ли считать арест Тимошенко политически мотивированным или нет, отвечает: «Суд не пришел к такому выводу. Суд сделал вывод о том, что задержание не соответствовало основаниям, заложенным в Конвенции».

Здесь мы от дела Ходорковского, в котором суд нарушений по этой статье не обнаружил, перешли к делу Тимошенко, где, согласно решению суда, такие нарушения есть. Это решение было вынесено еще 30 апреля, по его горячим следам и были сделаны заявления, приведенные выше. Нынешняя волна интереса к этому делу объясняется тем, что прошел трехмесячный срок, предусмотренный на обжалование решения ЕСПЧ. А поскольку украинские власти решение не обжаловали, да и не собирались этого делать, оно вступило в законную силу.

Тут следует отметить сходство решений по Ходорковскому и Тимошенко в том плане, что в обоих случаях «поезд уже ушел». Ходорковский и Лебедев уже отбыли сроки по своему приговору, а решение по делу Тимошенко касается обстоятельств смены подписки о невыезде на арест еще до вынесения судебного приговора. Сейчас же она отбывает срок по приговору, уже вынесенному.

Что же касается нюансов решения суда по наличию в деле политической подоплеки – следует признать, что ближе к истине те, кто утверждает, что суд ее там увидел и признал, чем те, кто настаивает на обратном. Суд отметил, что Юлия Тимошенко – экс-премьер-министр и лидер одной из сильнейших оппозиционных фракций. Суд обратил внимание на то, что ее уголовное преследование началось вскоре после смены власти в стране. А поскольку суд признал ее арест и содержание под стражей во время суда незаконным, он посчитал это достаточным, чтобы найти нарушение пресловутой статьи 18. Да, не назвал напрямую «политической заключенной», но все-таки…

Вторая причина всплеска интереса к теме – событие совпало с очередным визитом в Украину Кокса и Квасьневского. Вчера они побеседовали с Януковичем, сегодня посетили Тимошенко. Но их миссия напрямую с решением ЕСПЧ и вступлением его в силу напрямую не связана – они ведут закулисные переговоры. В этом отношении показательно, что наблюдатели от ЕС всячески избегают публичности и не дают интервью украинским журналистом после встреч с Тимошенко. А еще показательнее, что украинские журналисты, очень проевропейские и демократические, такое отношение к себе и своим читателям всякий безропотно проглатывают, провожая глазами проезжающий мимо них кортеж переговорщиков. Но это уже другая история.

Игорь Гридасов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter