Все разговоры последних дней относительно поездки спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси на Тайвань сводились фактически к одному тезису – "готовы ли США к большой войне?". По моему мнению, на самом деле вопрос стоило начинать задавать с меньших уровней - а действительно ли это часть подготовки к большой войне? Почему мы думаем, что Вашингтон не хочет/не может играть гибридными форматами и информационными провокациями? Это, скажем, по этой теме довольно удачно делал Китай последние десятилетия - наши американские коллеги имели достаточно времени научиться.

Американцы последние несколько месяцев сконцентрировали усилия своей дипломатии на КНР и Индии

Поэтому попробую ухватить несколько важных, с моей точки зрения, деталей, которые могут указывать именно на гибридный характер всей этой "акции":

1. Отсутствие континуальности (непрерывности) в официальной коммуникации.

По сообщениям американской прессы, было официальное заявление Пелоси о ее желании посетить Тайвань в рамках азиатского турне. Это подхватили все и начали оспаривать, поддерживать, тиражировать, угрожать, пугаться... А что именно Пелоси? А она ни разу не повторила свое заявление и не поддержала его. Чего там уж говорить, что последний твит со словом "Тайвань" она постилась в марте 2020-го года. На самом деле этот месседж жил сам в себе, его подтверждения или опровержения со стороны Пелоси и не требовалось - информация уже создала нужный прецедент, а значит миссию свою выполнила.

2. Активизация общего переговорного процесса.

Американцы последние несколько месяцев сконцентрировали усилия своей дипломатии на КНР и Индии. Это необходимо для их стратегии в нескольких измерениях: с одной стороны, установление новой биполярности требует новых правил игры и постоянного взаимного контроля дипломатическими инструментами, а с другой - удачная стратегия в отношениях с Дели и Пекином позволяет гораздо эффективнее изолировать Россию и Иран. Китай в последнее время снова начал становиться в позу и задерживать переговоры. Поэтому небольшая информационная провокация - к тому же, приурочена к важным датам, как например годовщина Освободительной Армии Китая - весьма удачно активизировала переговоры. Все же, черный пиар - лучший пиар, не так ли?

США сами создали проблему и сами ее решили - по сути, отсутствие обострения теперь воспринимается как "взвешенная и мудрая политика Байдена"

3. Возвращение к "стратегической неопределенности".

В этом году Байден уже пошел на довольно существенное обострение по вопросу Тайваня. Давайте, хотя бы, вспомним его речь в Южной Корее, где он недвусмысленно сказал, что США будут защищать Тайвань. По сути, это был взлом политики "стратегической неопределенности", которая еще со времен Холодной войны давала Вашингтону возможность маневрировать в вопросе отношений и с Пекином, и с Тайбэем. Вся ситуация вокруг поездки Пелоси - это замечательный пример этой самой неопределенности в лучшие ее годы. Очевидно, на волне оптимизма в экономических переговорах с Китаем и потенциальным важным звонком двух лидеров , Вашингтон увидел гораздо больше плюсов в возвращении именно к этой проверенной стратегии.

Как видим, США сами создали проблему и сами ее решили - по сути, отсутствие обострения теперь воспринимается как "взвешенная и мудрая политика Байдена". Поэтому и имиджево, и политически Соединенные Штаты смогли выжать из этой ситуации много плюсов - и все это при том, что их основным инструментом снова стало молчание ключевого игрока (в данном случае - спикера Пелоси).

Вброс информационной бомбы, определенное время для обретения эффекта, выдержка паузы, а далее - продолжение стратегической неопределенности. Думаю, скоро стоит кодифицировать рецепт этого информационного оружия.

Александр Краев, эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"