цей матеріал доступний українською

The Economist: Демократии в Украине и других странах региона нужна поддержка, а не предвзятые стереотипы

13:09, 14 августа 2019
Мир
560 0
Нынешнее лето показало, что Восточная Европа — это не только Путин, Эрдоган и Орбан / УНИАН

Европа готовится праздновать 30 лет со дня падения коммунизма. 19 августа канцлер Германии Ангела Меркель поедет в Шопрон. Вместе с авторитарным премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном она будет чествовать годовщину мирного протеста на венгерско-австрийской границе, который помог отбить первый кусок от Железного занавеса.

Но событие будет гротескным. Немецкому канцлеру придется праздновать возрождение демократии рядом с лидером, который систематически демонтирует демократические институты в своей стране, — пишет The Economist. И это безусловно поднимет целую завесу комментариев о провале обещаний 1989 года. Стоит ожидать печальных разговоров о разделение Европы на восток и запад, а также злорадства по поводу прогнозов о «конце истории».

Читайте такжеAmerican Interest: Запад должен помочь Украине, чтобы спасти Россию

Картинка из Шопрона не будет, однако, справедливо описывать Восточную и Центральную Европу. Демократия и либеральные ценности, несомненно, страдают от атак в регионе. The Economist Intelligence Unit с 2006 года фиксирует здесь темпы сокращения демократии, которых нет ни в одной части мира. Однако, было и несколько проблесков надежды за последние несколько месяцев.

Прелюдией к этому «восточноевропейскому лету» стала победа Зузаны Чапутовой на выборах президента Словакии. До того она была либеральной активисткой и боролась с коррупцией. Она отстаивала независимость судов в своей стране и публично осуждала поведение Орбана в соседней Венгрии. В апреле президентские выборы в Северной Македонии закончились победой социал-демократов и поражением националистов. Это позволило стране наконец решить старый спор с Грецией о названии балканской страны и расчистить путь к членству в Евросоюзе. А в мае в Литве и Латвии на президентских выборах победили умеренные проевропейские кандидаты.

Далее в апреле выборы мэра Стамбула привели к власти в крупнейшем городе Турции политического оппонента Раджепа Тайипа Эрдогана. Это стало свидетельством того, что хватка автократического турецкого президента слабеет. В Чехии прошли самые массовые протесты со времен падения коммунизма. Около 250 тысяч человек вышли на улицы Праги после того, как премьер-министра страны Андрея Бабиша обвинили в мошенничестве. Также он сделал министром юстиции своего друга.

Читайте такжеAmerican Interest: Коррупция – это новый коммунизм

Протесты также прошли в Молдове, где «антиолигархическая» коалиция свергла режим Владимира Плахотнюка. В Грузии люди на улицах выступили против российской оккупации части страны. В июле румыны и болгары тоже устроить акции протеста: первые – против полицейской некомпетентности, а вторые – против кумовства в судебной системе. В Украине парламентские выборы закончились формированием первого однопартийного большинства со времен свержения коммунизма. Президентом стал бывший актер Владимир Зеленский, который пообещал обуздать коррупцию и приблизить страну к Западу.

Теперь в центре сцены Москва. 27 июля около 20 тысяч людей вышли на улицы. И это самая большая акция с 2012 года. Рейтинг Владимира Путина падает вместе с сокращением реальных зарплат. Вспышка патриотизма, который наблюдался после российской оккупации Крыма, погас. А москвичи приближаются к выборам, в которых всем нежелательным для власти кандидатам запрещено баллотироваться. Еще один протест третьего августа тоже собрал тысячи людей на улицах, несмотря на массовые избиения и заключения.

Читайте такжеSüddeutsche Zeitung: Русские больше не хотят верить в незаменимость режима Путина

На самом деле все эти события не новые для периода после 1989 года. Вдохновленные протесты и результаты выборов касаются, в основном местных проблем. Хотя у них есть и общие факторы: проевропейский уклон и большое количество молодых участников. В Польше выборы 13 октября, скорее всего, станут триумфом правящих популистов. Орбан никуда не денется. Бабиш до сих пор пользуется высокой поддержкой, о чем свидетельствуют опросы. Тем временем, в Украине не известно, сможет ли Зеленский покончить с олигархическим прошлым страны. В России и Турции изменения, скорее всего, состоятся лишь в пределах правящих партий.

Но нынешнее лето также доказывает, что западноевропейские клише о Восточной Европе ложные. Государства, которые пострадали от коммунизма, не так уж и неспособны порождать сильное гражданское общество. Славяне и тюрки не имеют так называемой внутренней «азиатской» привязанности к авторитарным режимам. Ничто не вечно. История никогда не заканчивалась.

Читайте такжеThe American Interest: Мира во всем мире больше нет

Восточноевропейские либеральные марши и избиратели заслуживают большей поддержки от западной части континента. В то время как в Москве на улицах бьют людей, а Украина и Грузия отчаянно борются за независимость, Германия защищает ненужный российский газопровод «Северный поток-2», связанный с геополитическими и финансовыми интересами Кремля. Тем временем, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон уничтожают надежды Северной Македонии на присоединение к ЕС. Союз тратит слишком большую часть своего бюджета на неправильные приоритеты, такие как субсидии фермерам. При этом он не достаточно поддерживает независимые СМИ и общественные организации.

Достойные голоса в Чехии, Румынии и Турции не получают достаточного внимания от западноевропейских политиков и журналистов. И это нужно изменить. Утверждение, что Восточная Европа – это Орбаны, Ердоганы и Путины, чрезвычайно несправедливо. Нынешнее лето доказало, что Восточная Европа на самом деле наполнена демократами и либералами, которые готовы отодвинуть свои интересы ради большего дела. Если ЕС до сих пор хоть что-то отстаивает и действительно ценит свои обещания 1989 года, он поддержит их.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram