Российские эксперты, которые расшифровывали записи разговоров в кабине пилотов польского правительственного самолета Ту-154, разбившегося 10 апреля 2010 года под Смоленском, приписали пилотам слова, которых они не говорили.

Как передает корреспондент УНИАН в Польше, об этом свидетельствует стенограмма разговоров, сделанная польскими экспертами.

По данным польской стороны, навигатор Артур Зентка не говорил слов „разозлиться” за 3 минуты до катастрофы, как подал в своем окончательном рапорте Межгосударственный авиационный комитет (в первой версии стенограммы, которые МАК передал полякам в июне, слова навигатора были: „он разозлится, если”. Россияне считали эти слова главным подтверждением давления на экипаж со стороны президента Леха Качинского, который якобы требовал посадки при любых условиях – УНИАН).

Кроме этого, командир экипажа Аркадиуш Протасюк после того, как узнал о сложных погодных условиях в Смоленске, не говорил директору дипломатического протокола Мариушу Казану: „Прошу спросить (шефа), что будем делать дальше”.

Вместо этого польские эксперты прочитали из записей „черного ящика” такие слова командира: „Прошу подумать над решением, что будем делать”.

Польским экспертам также удалось прочитать ряд важных записей, которые не были вмещены в подготовленную россиянами стенограмму.

В частности, нововвыявленные записи подтверждают, что польские пилоты знали об овраге перед взлетно-посадочной полосой.

Так, за две минуты до столкновения с землей, когда самолет был на высоте 400 метров, второй пилот дважды напомнил командиру о неровности перед полосой: „Там есть занижение, Арек”. „Знаю, сейчас будет”, - ответил Аркадиуш Протасюк. Кроме этого, за 16 секунд до катастрофы неидентифицированное лицо сказало: „ничего не видно”.

Как заявил в интервью TVN24 пилот Михал ФИШЕР, польская стенограмма опровергает поставленный россиянами тезис о давлении высокопоставленных должностных лиц на пилотов самолета.

Министр внутренних дел и администрации Ежи МИЛЛЕР отказался комментировать разницу в польской и российской стенограммах.

Как сообщал УНИАН, российский МАК в окончательном рапорте назвал основной причиной катастрофы попытки пилотов посадить машину „любой ценой” якобы из-за давления высокопоставленных должностных лиц на борту.

В то же время, по данным польских экспертов, пилоты не пытались посадить машину, а лишь подошли к высоте принятия решения - 100 метров - откуда пытались отойти на второй круг, но не успели этого сделать.

Польские власти считают ответственными за катастрофу также и россиян, которые, осознавая невозможность посадки в таких погодных условиях, позволили пилотам подойти к высоте принятия решения, дезинформировали о правильности курса посадки и поздно приказали прекратить снижение.