Процесс принятия 7-летнего бюджета ЕС заставил европейцев считать средства в карманах друг друга, обнажив существующие конфликты интересов и заставив Европарламент сыграть на стороне брюссельской бюрократии. Евродепутаты консолидировано продемонстрировали неприемлемость жестких бюджетных сокращений.

Фоном бюджетного саммита ЕС стало заметное охлаждение отношений между лидерами Германии, Франции и Великобритании. После выигрыша социалиста Франсуа Олланда в первой половине 2012 года «тандем Меркози» прекратил свое существование, а в немецко-французских отношениях проявилось множество разногласий. Еще сложнее стал поиск компромисса между ключевыми европейскими столицами после заявления британского премьера о проведении референдума по выходу из ЕС между 2015 и 2018 годами. У всех сторонников углубления евроинтеграции появился отчетливый мотив помочь выиграть парламентские выборы в Британии в 2014 году Лейбористкой партии, отправив в отставку Дэвида Камерона.

В атмосфере осложнения понимания между лидерами государств Евросоюза, принятый вариант бюджета ЕС на следующие 7 лет стал компромиссным для национальных политических лидеров Европы, но оказался неприемлемым для депутатского корпуса и брюссельской бюрократии.

На саммите ЕС победила линия Германии и Великобритании на сокращение европейского бюджета. Впервые за время существования ЕС его новый бюджет был сокращен в сравнении с предыдущим. Финальный проект, одобренный на саммите, предусматривает снижение расходов бюджета до 960 млрд. евро (в 2007-2013 годах – 994 млрд. евро), а сумму взносов стран ЕС (доходов бюджета) до 908 млрд. евро (снижены на 34 млрд. евро).   

Сокращение бюджета ЕС, в первую очередь, направлено на уменьшение административных расходов Евросоюза, финансирование проектов в области транспорта и инфраструктуры, энергетики и телекоммуникаций. Ударом по армии европейских чиновников (около 42 тысяч человек) стало решение заморозить в новом бюджете зарплаты служащим ЕС на 2 года, а также провести сокращение еврочиновников на 5%). Не коснулось сокращение общей аграрной политики и структурных фондов поддержки слаборазвитых территорий.  

Европарламент отказался принять магистральную линию на сокращение европейского бюджета. Его председатель Мартин Шульц стал первой линией обороны против дефицитного бюджета, заявив, что не может допустить структурного наращивания дефицита бюджета ЕС в будущем. По его словам, 2012 год положил начало бюджетному дефициту и неплатежеспособности Евросоюза.

Вслед за главой 4 крупнейшие фракции Европарламента выступили с совместным заявлением, в котором зафиксировали неготовность принять одобренный саммитом ЕС семилетний бюджетный план по причине его несбалансированности (дефицита в 52 млрд. евро). Максимально четкая позиция европарламентариев оказалась подкрепленной «железным аргументом» - статьей 310 Основополагающего договора ЕС.

Один из наиболее возможных сценариев бюджетных баталий ЕС состоит в провале переговоров о семилетнем бюджете, вследствие чего запускается механизм принятия общеевропейского бюджета на ежегодной основе на базе положений 2013 года. Следует особо отметить, что именно этот год в финансовом плане является самым значительным, следовательно, этот сценарий наиболее выгоден странам-получателям, а также европейской бюрократии. Нет никаких сомнений, что именно такое развитие событий будут поддерживать большинство восточно- и южноевропейских стран. В любом случае, в ближайшее время следует ожидать новый раунд борьбы за общеевропейское финансовое будущее.

Проецируя ситуацию вокруг принятия европейского бюджета на Украину, можно в целом сказать, что «заграница нам не поможет». В условиях, когда политики и чиновники ЕС делают громкие заявления и «ломают копья» за каждый миллиард евро, ожидать на особую финансовую помощь со стороны ЕС не следует. Средства от европейских структур Украине будут выделяться исключительно в рамках ранее утвержденных планов, общих программ (по примеру Восточного партнерства). Отдельные финансовые предложения Украине вероятнее всего возможны только со стороны Европейского банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка, хотя и для удержания их внимания придется приложить немало усилий. В дальнейшем роль ЕС как финансового донора для Украины будет неизменно сокращаться.

Если спрогнозировать перспективу возможного членства Украины в ЕС после 2020 года, то следует отметить существенные изменения в финансовых отношениях между странами-участницами на тот момент. Учитывая общую тенденцию на урезание бюджета ЕС и попытки уменьшить помощь новым членам Евросоюза на Востоке, после 3-5 лет Европа перейдет еще в больший режим экономии. Рассчитывать на масштабные финансовые дотации новым странам-членам Евросоюза станет сложно. Это должно стимулировать украинское руководство для скорейшего реформирования отечественной экономики и отхода от политики монополизма, увеличивающей отставание украинской экономики от конкурентов.

Роман Рукомеда, политический эксперт

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram