wikipedia.org

Коронавирус - агрессор, который атакует незаметно и повсеместно - дает странам и лидерам возможность почувствовать, что будет после того, как долговременный ядерный мир закончится. Тяжелые шаги всадников апокалипсиса становятся все более громкими.

Об этом пишет Die Welt, напоминая о событиях в Рейкьявике летом 1986 года. Президент США Рональд Рейган и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев встретились на полпути из своих столиц на острове в Атлантическом океане. Они еще раз попытались установить в мире архитектуру безопасности через баланс ядерных супердержав.

Читайте такжеКроме COVID-19: ученые назвали 10 глобальных угроз, стоящих перед человечеством

С одной стороны, в интересах обоих лидеров было не позволить новым аспирантам присоединиться к "ядерному клубу". С другой же они стремились развивать систему ядерного баланса вместе и друг против друга, чтобы сократить цену и всегда знать, что на уме у оппонента. Это была странная игра с судьбой планеты, в которой мир зависел от возможности взаимного ядерного уничтожения. В перерывах переговоров помощники слышали, как двое самых могущественных на то время лидеров в мире делились анекдотами о вторжении инопланетян. И это было одним из первых признаков, что конфликт между Востоком и Западом может закончиться.

Пришельцы до сих пор не приземлились на Земле. Но кое-что все же произошло. После трех месяцев глобального кризиса, вызванного коронавирусом, у мира появился опыт контакта с невиданным доселе убийцей, против которого весь предыдущий опыт не защищает. Невидимый, неслышимый, безжалостный, изменчивый вирус держит мир в напряжении. Очевидно, что ВОЗ перегружена мероприятиями обороны, особенно после того, как организация в поисках источника угрозы встала на сторону Китая против США.

Появление агрессора, который нападает отовсюду и ниоткуда, может дать миру и его лидерам ощущение, что будет после того, как долговременный ядерный мир, образованный Холодной войной, не будет больше определять стратегическую архитектуру. Однако, это не будет "глобальным обнулением" ядерного оружия, а мировым смятением.

Летом 1989 года сигналом из Америки было объявление о "конце истории", который звучал из Госдепартамента и RAND Corp. Но этот сигнал был слишком хорош, чтобы быть правдой. Демократия и рыночная экономика победили раз и навсегда. Европейцы не могли поверить своему счастью. Они наконец получили желанный мир. И около 300 тысяч американских солдат, которые образовывали "силы сдерживания" в равновесии "Холодной войны" в Европе, готовились проститься с необходимостью выполнять эту роль. Никто не вспоминал о том, что после Первой мировой войны горем Европы стало то, что США, одержав победу на поле битвы, развернули свои корабли и оставили континент на растерзание его старым демонам.

Читайте такжеPolitico: Мировой порядок мертв, после коронавируса придется строить новый

Но 1989 год казался счастливым моментом. Новая эра мировой истории только началась. И много людей были счастливы. Фрэнсис Фукуяма на страницах National Interest хотел объявить начало нового мира "made in USA". Но скоро стало понятно, что он лишь заигрывал с духом времени. СССР развалился из-за старой болезни, которая присуща большим державам. Она называется "имперское перенапряжение". Европейцы решили, что выдача желаемого за действительное может быть надежной и жизнеспособной основой для будущего.

Эта мечта просуществовала 30 лет. Но затем координаты мира стали неорганизованными. США устали быть лидером и приносить в жертву все свои силы ради этого лидерства. "Америка прежде всего!" - это главный принцип старого изоляционизма, на который у европейцев нет ответа. Расширенное сдерживание с помощью НАТО снова стало нужным. Но не достаточно только трубить во все трубы.

Китай неуклонно становится мировой силой. Тот, кто называет себя "Поднебесной", хочет не только экономического благополучия, но и широкую власть, добытую через "Шелковый путь". Россия под руководством Владимира Путина до сих пор разбирает руины империи, но пытается вернуться в мировую политику. Но не только мировые силы меняют стратегическое уравнение. Новейшие технологии ставят ядерную архитектуру под сомнение.

Оцифровка всех сфер жизни не избегает военной сферы. Возникает вопрос, чем будет ядерное сдерживание в условиях оцифровка всех измерений жизни включительно с ракетной обороной на фоне милитаризации космоса вокруг Земли и миниатюризации ядерного оружия.

Читайте такжеNewsweek: Самая маленькая ядерная война вызовет глобальный голод

Долговременный ядерный мир базировался на принципе "гарантированного взаимного уничтожения", Mutual Assured Destruction", аббревиатура которого на английском языке по иронии созвучна со словом mad - "сумасшедший". Военные с обеих сторон понимали, что в случае возникновения ядерного конфликта победа не будет отличаться от поражения. Таким образом, ядерная система привела к появлению договоренностей о мире через "целебный ужас". Но этому конец.

Не только извращенная оцифровка всего на свете, которая дает потенциальному агрессору прикрытие, стала фундаментальным изменением нынешней эры. Изменилась сама логика контроля вооружений, которую определили, подтвердили и практиковали только два игрока. Китай не принимал участие в разработке сдерживания и контроля вооружений в десятилетия Холодной войны. На то время ему не хватало веса. Но в будущем контроль вооружений с планами и мониторингом будет работой минимум трех лидеров. Такого опыта в мире нет. В придачу вакансия на "современного Сизифа" остается открытой.

Читайте такжеЕвропа не должна "оставаться зрителем" в новой гонке вооружений - Макрон

Генри Киссинджер говорил, что стратегическая стабильность возникает из равновесия или гегемонии, а в реальности лежит где-то посередине. Но равновесие Холодной войны было утрачено. И атлантический период Pax Americana подходит к концу. Но не только цифровые технологии и подъем Китая меняют геометрию контроля вооружений. Активное использование околоземного космического пространства тоже усложняет задачу определить координаты большой игры.

Но главное то, что меньшие силы пытаются попасть в ядерный клуб: сначала Индия и Пакистан, а теперь КНДР и Иран. Ядерная анархия, о которой предупреждал президент США Джон Кеннеди, стала угрозой. Режим ядерного нераспространения с 1960-х годов, в котором США и СССР играли главную роль, Британия и Франция - сопутствующие роли, а Китай был вообще вне системы, теперь не может описать динамику власти, не то чтобы регулировать ее. Надежная безопасность между мировыми силами? Этот вопрос стал главным очень давно.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ