Польский офицер выступил за "демилитаризацию" и переименование Калининграда / скриншот видео

Бывший заместитель министра обороны Польши, офицер и публицист Ромуальд Шереметев выступил за "демилитаризацию" российского Калининграда в случае вступления Швеции и Финляндии в НАТО.

Об этом он сказал в недавнем интервью польскому сайту DoRzeczy.pl.

По его словам, Калининград в таком случае будет являться "существенной проблемой" для Альянса.

"Мы должны, однако, попросить калининградцев перестать называть себя преступником [Михаилом] Калининым, который несет солидарную ответственность за убийства в Катыни. Во-вторых, этот регион необходимо демилитаризовать, потому что не может быть, чтобы НАТО сидело на пороховой бочке между ног. Это, наверное, понятно", - сказал польский экс-чиновник.

Он также спрогнозировал, что после пополнения НАТО двумя новыми членами Польша будет иметь гораздо более сильные позиции на восточном фланге, чем ранее.

Спустя несколько дней последовала реакция калининградских чиновников. В комментарии пропагандистскому ресурсу URA.RU губернатор Калининградской области Антон Алиханов высказался в характерном для нынешнего российского режима стиле.

"Вам не все равно? Нам вот тут все равно. Абсолютно… Там идет битва за статус главного русофоба, чтобы занять место в партии [власти]", - заявил он.

Расширение НАТО: что известно

Накануне Швеция вслед за Финляндией официально приняла решение о подаче заявки на членство в НАТО. По данным СМИ, еще несколько месяцев назад вступление в НАТО было отдаленной перспективой для шведов и финнов, но российская агрессия в Украине побудила обе страны переосмыслить свои потребности в безопасности. 

Присоединение Швеции и Финляндии к НАТО столкнулось с препятствием в виде нежелания Турции поддержать расширение альянса и открытых угроз России обеим странам военным вторжением, если они таки решаться на вступление.

А пока НАТО готовит новый документ так называемой "Стратегической концепции". Ожидается, что в нем Североатлантический союз официально обозначать поведение России как "непосредственную угрозу". В действующей концепции страна-агрессор называется "стратегическим партнером".