Израиль и ХАМАС не видят возможности хоть как-то закончить войну / фото REUTERS

Израиль и силы организации ХАМАС застрягли в постоянных раундах обострения насилия. В этом нет ничего нового. Каждые несколько лет на несколько дней или недель вспыхивает кровопролитие, которое заканчивается перемирием. И ситуация, в конце концов, возвращается к старому депрессивному статус-кво.

Сектор Газа остается в разрухе и осаде, а соседнее израильское население живет в постоянном страхе перед следующей атакой. Об этом на страницах Business Insider пишет профессор международных отношений Школы международной службы Американского университета в Вашингтоне Боаз Аозили. Конфликт нельзя назвать симметричным. У Израиля значительно больше военных ресурсов, чем у ХАМАСа. Но он травматичен для обоих. И ни у одной из сторон нет видения реального военного или дипломатического решения.

Читайте такжеЕгипет предложил Израилю и ХАМАС перемириеЛидеры Израиля знают, что уверенное наступление против Газы затянет на дольше ракетные обстрелы израильских городов включая Тель-Авив, крупнейший город страны. Лидеры ХАМАСа же понимают, что их людям в Газе приходится платить несоразмерно высокую цену за их ракетные запуски. И эта цена продолжает расти.

Зачем тогда продолжать эскалацию? Вознаграждение для каждой стороны - это образ более сильного. И у такого соревнования нет конца.

Заставить другую сторону страдать

Сектор Газа - это крошечная и плотно населенная полоса суши на побережье Средиземного моря. Израиль считает ХАМАС террористической организацией, но в глазах палестинцев это законная политическая партия. С 2007 года ХАМАС фактически контролирует Сектор Газа. И с того же года Израиль блокирует Газу в ответ на палестинские ракетные обстрелы с ее территории. Результатом стал все более острый экономический кризис, голод и отчаяние в Газе. Все новые вспышки насилия не изменили эту ситуацию. И нынешнее обострение не стало исключением.

Читайте такжеHaaretz: У Израиля нет стратегии или конечной цели в Газе, и в этом проблемаГлавная цель Израиля, по мнению автора, - казаться жестким к своим врагам включая ХАМАС. Это делается не для того, чтобы улучшить жизнь израильтян или для продвижения национальных интересов. Демонстрация силы - это уже само по себе цель. Несмотря на относительную слабость, лидеры ХАМАСа придерживаются такого же мышления. Это подтверждают все новые вспышки насилия, которые провоцирует организация и которые не достигают никаких стратегических достижений. Они лишь повышают престиж самого ХАМАСа как силы, противостоящей израильскому гнету.

"И для обеих сторон репутация не определяется демонстрацией решительности, стойкости и настойчивости. Все это можно было бы сделать оборонительными средствами. Все сводится к смертельному расчету: чем больше страдает другая сторона, тем лучше репутация", - говорится в статье.

Автор предлагает пример того, как этот подход работает. Ракета ХАМАС убивает израильского ребенка в городке Сдерот вблизи Сектора Газа. Поэтому израильские ракеты уничтожают дом в Бейт Лахия, в ходе чего гибнут четверо детей из одной семьи. ХАМАС после этого усиливает масштабы и численность ракетных запусков по центральному Израилю. И так продолжается обмен этими ударами, в ходе которого израильская сторона отвечает на любое насилие со стороны ХАМАСа с еще большей силой.

Отсутствие рациональности

В общем, ученые считают, что страны пытаются построить репутацию решительной для того, чтобы сдержать атаки врагов. Поэтому если лидеры Израиля или ХАМАСа думают, что их действия сдержат врага в будущем, тогда их жестокость имеет смысл. Но очевидно, в реальности действия обеих сторон не достигают этой цели.

Читайте такжеИзраиль заявил о новых мощных обстрелах из Сектора Газа (видео)Когда реальная победа невозможна, а обе стороны не желают вести разумные переговоры, эскалация должна создать "картинку победы", - считает аналитик газеты Haaretz Цви Барель. 11 мая лидер ХАМАСа Исмаил Ханиех провозгласил, что организация "одержала победу в битве в Иерусалиме", имея в виду конфликт из-за выселения палестинцев из их домов, из-за которого и началась нынешняя эскалация. По словам Ханиеха, его бойцы "установили новый баланс сил" против Израиля. Но смотря на то, как Газа трещит под израильскими ударами, ХАМАС точно не достиг ничего подобного.

Министр обороны Израиля Бенни Гантц сказал, что целью правительства было "установить долгосрочный мир, укрепить умеренные силы в регионе и лишить ХАМАС стратегических возможностей". Но действия Израиля, как и все предыдущие вспышки насилия, лишь укрепили политическую и военную силу ХАМАСа, который теперь способен дольше атаковать еще больше израильских регионов. Израильтяне в городах от Бер-Шева на юге Тель-Авива и дальше на север продолжают страдать от ракетных обстрелов из Газы. А пока битва продолжается, Израиль несет еще и дипломатические потери.

Чего добиваются лидеры Израиля и ХАМАСа?

Картинка победы предназначена исключительно для внутренней аудитории. Обе стороны в конфликте часто используют термин "сдерживание", оправдывая свои действия друг против друга. Но их подходы на самом деле нельзя назвать рациональной попыткой подорвать действия оппонента. Это не рациональная попытка сделать собственное общество более защищенным. А потому ни о каком сдерживании речь не идет.

"Убеждение своего общества в том, что вы побеждаете, никак не влияет на уровень сдержанности вашего врага", - говорится в статье.

Читайте такжеРаде предлагают осудит деятельность ХАМАС и признать ее террористическойДля Израиля такое искаженное понимание динамики сдерживания не ново. Его политика возмездия была начата еще в 1950-х годах как вполне рациональная попытка не позволить врагам угрожать израильским интересам. Но потом это стало "стратегической культурой" или привычной реакцией на любую атаку на территории Израиля не смотря на то, принесет ли такая возмездие положительный результат или нет.

Израильское бомбардировки ливанской инфраструктуры во время войны в 2006 году - хороший тому пример. Как и тогда, сегодня в противостоянии с Газой Израиль пытается создать картинку победы, а не добиться конкретных целей. И ХАМАС делает то же самое.

Обострение палестино-израильского конфликта