Зачем Москва предала курдов?

15:58, 19 августа 2016
17675 16
Мнение

Российская Федерация инициировала удар сирийских правительственных войск по ранее поддерживаемым ею курдским силам народной самообороны на севере страны. Данное решение означает изменение политики Кремля в отношении курдов и жертвование ими ради сближения с Турцией.

17-18 августа сирийская проправительственная авиация нанесла 6 авиаударов по территории, контролируемой курдами на северо-востоке города Хасеке. Курдские подразделения безопасности Асайиш и отряды народной самообороны (YPG) являются союзниками США в борьбе против ИГИЛ. Именно они ведут активные боевые действия против подразделений ИГИЛ в северо-восточных районах Сирии. Удар уже был оценен курдским представителем Редуром Кселилем, как акт агрессии. По его словам, сирийские правительственные войска подвергли населенный пункт также обстрелам артиллерии. Сообщается о боестолкновениях вокруг города.

Не возникает сомнений в том, что удар по курдским позициям в Хасеке был произведен с санкции или команды российского командования в Сирии. Более года сирийские правительственные войска воздерживались от ударов по курдским повстанцам, концентрируясь на оппозиционных антиасадовских силах.

Не возникает сомнений в том, что удар по курдским позициям в Хасеке был произведен с санкции или команды российского командования в Сирии. 

К северо-востоку от Хасеке находится район города Камышлы, который контролируется правительственными войсками. В январе 2015 года в этом районе происходили бои между YPG и правительственной сирийской армией. Таким образом, Дамаск пытается взять под контроль и соединить Хасеке с Камышлы вместе со стратегической трассой. В случае получения контроля над Дэйр эль-Зор, который в последние дни является целью российских ВКС (с авиабазы подскока в Хамадане (Иран)), силы Башара Асада получат контроль над восточной границей с Ираком, перекрыв каналы поставок подразделений ИГИЛ, дислоцированных в Ракке. Однако такая операция потребует привлечения значительного количества наземных сил и возможности их переброски через дорогу Пальмира – Дэйр эль-Зор (на данный момент находится под контролем ИГИЛ), или военной поддержки Турции с севера.

В октябре 2015 года вашингтонский Institute for Near East Policy заявлял о том, что курдская националистическая партия Демократический союз (PYD), и ее боевое крыло YPG, пойдет на сотрудничество с Дамаском и Москвой на севере Сирии, если Турция и США продолжат блокировать объединение курдских анклавов Африн, Кобани и Джазира. 21 октября на встрече в Москве с представителями PYD, российская сторона заявляла о политической поддержке курдов Кремлем. В результате 10 февраля 2016 в столице РФ был открыт представительский офис сирийских курдов, что косвенно свидетельствует о наличии договоренностей о сотрудничестве между курдами и официальной Москвой.

Данное событие имело место до сближения двусторонних российско-турецких отношений. Таким образом, изменение политики РФ в отношении Сирийского Курдистана, скорее всего, связано с потеплением отношений между Анкарой и Москвой, а удары сирийских правительственных войск по курдским позициям, являются следствием политических договоренностей Москвы и Анкары. Официальная Анкара в последнее время выражала заинтересованность в выводе курдов из женевского диалога по урегулированию ситуации в Сирии, а также в ликвидации Сирийского Курдистана.

В борьбе с Сирийским Курдистаном также заинтересован Иран, который в августе этого года предоставил аэродром Хамадан в качестве авиабазы подскока для ВВС РФ. 8 августа 2016 года один из лидеров курдского Союза демократической партии (PYD) заявил, что иранские курды имеют право восстать против иранского режима. При этом Курдский национальный совет Сирии осудил действия иранских властей при подавлении курдских волнений и недавнюю казнь 20 курдских суннитов, призвав международное сообщество вмешаться.

Ситуативный антикурдский альянс Москва-Анкара-Дамаск-Иран может привести к усилению позиций ИГИЛ на северо-востоке Сирии, где курдское ополчение является фактически единственной наземной силой, ведущей борьбу с этой террористической организацией.

Продолжение ударов по курдским силам ослабят позиции американской коалиции, для которых курды в регионе - базовый союзник. В результате будет ослаблена наземная поддержка усилий ВВС США по вытеснению ИГИЛ с территорий вдоль дороги Ракка-Абу Каамаль, так как силы курдского ополчения будут отвлечены на правительственные силы Асада.

Ситуативный антикурдский альянс Москва-Анкара-Дамаск-Иран может привести к усилению позиций ИГИЛ на северо-востоке Сирии, где курдское ополчение является фактически единственной наземной силой, ведущей борьбу с этой террористической организацией. 

Это свидетельствует о том, что Кремль заинтересован в сокращении влияния США в Сирии и в возвращении под контроль Дамаска всей территории Сирии, включая Сирийский Курдистан. С этой целью ему необходимо взять под контроль транспортные каналы снабжения ИГИЛ, которые идут через границу с Ираком. Это требует ослабления позиций YPG, которым и способствуют авиаудары российско-сирийских ВВС.

Поскольку в марте текущего года Представитель Госдепартамента США Джон Кирби заявил, что Вашингтон не признает провозглашенную сирийскими курдами автономию на территории Сирии, сценарий ликвидации курдской автономии устраивает все заинтересованные стороны: РФ, США, Турцию, Иран и Башара Асада. Единственным негативным моментом для Вашингтона в нем является сохранение режима Асада и потеря союзника на северо-востоке Сирии.

Ослабление позиций курдов также лишает возможности использовать их структуры в качестве баланса между суннитскими и шиитскими группами в Сирии.

Изменение политики Москвы в отношении курдов свидетельствует об отсутствии стратегической политики в регионе. Кремль принимает ситуативные решения, делая ставку на наиболее влиятельные легитимные режимы. При этом он не учитывает дальнейшие риски и различие в интересах своих временных союзников.

Изменение политики Москвы в отношении курдов свидетельствует об отсутствии стратегической политики в регионе.

Это обусловливает временный характер таких альянсов и говорит о том, что Кремль стремится к демонстрации силы и конкуренции с США, но не к формированию собственных долгосрочных позиций в регионе. Быстрота фактического отказа от поддержки курдов также говорит о максимальной гибкости Кремля и готовности к отказу от поддержки своих союзников ради получения более выгодных политических и экономических предложений, что является важным сигналом для Украины.

Анатолий Баронин, Da Vinci AG

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter