The New York Times: Европейская проблема с Google

16:10, 29 апреля 2015
Мир
5158 0

Вы уже слышали термин Gafa? Он еще не завоевал популярность в Соединенных Штатах - и я предполагаю, что и не завоюет - но во Франции он стал настолько распространенным, что газетам даже не нужно объяснять его значение. Все там уже знают, что Gafa расшифровывается как: Google-Apple-Facebook-Amazon.

REUTERS

«В Америке, мы склонны думать об этих компаниях, как о четырех отдельных субъектах, которые яростно конкурируют друг с другом», - пишет Джо Носера в статье Европейская проблема с Google», опубликованной на сайте газеты The New York Times. Но, в Европе, где нет отдельной интернет-компании сопоставимого размера и ранга, они «олицетворяют злую американскую интернет-империю», так сформулировал это Гидеон Рахман в The Financial Times в понедельник. В Европе девять из десяти поисковых запросов в интернете используют Google - больший процент, чем в США – и это все лишь один пример их полного господства в странах, входящих в Европейский Союз.

Неудивительно, что это доминирование вызывает беспокойство в Европе, и не без оснований. Французы опасаются (как они всегда делают) навязывания американской культуры. Немцы боятся роста промышленности более эффективной - и более прибыльной - чем их собственная. Лидеры отрасли, особенно в издательском деле, телекоммуникациях и даже автомобильной промышленности, боятся, что американские интернет-компании нарушат их бизнес и заберут их прибыль. Европейцы беспокоятся об использовании их личных данных американскими компаниями, беспокойство, которое  только усугубилось из-за шпионских откровений Эдварда Сноудена. Среди многих политиков, управленцев и бизнесменов в Европе существует идея, что Континенту необходимо разработать свои собственные интернет-платформы - или, по крайней мере, подрезать крылья большим американским интернет-компаниям, пока еще есть время.

Я говорю об этом в связи с решением Маргрет Вестагер, относительно нового (она вступила в должность в ноябре) комиссара Европейского Союза по вопросам конкуренции, предъявить обвинения Google, что стало кульминацией пятилетнего расследования. Дело касается того, воспользовался ли Google своим доминирующим положением в поиске, чтобы способствовать развитию своего собственного сервиса по сравнению товаров, во вред своим конкурентам. Вестагер также начала расследование мобильной операционной системы Android от Google - и сказала, что Европейский союз будет расследовать другие возможные нарушения, если это будет необходимо.

REUTERS

Вскоре после оглашения обвинений, Вестагер выступила с речью в Вашингтоне. «У нас нет никакой вражды; никакой борьбы с Google», сказала она. «Во всех наших делах, нам не важна национальность компаний. Наша обязанность состоит в том, чтобы убедиться, что любая компания, действующая на территории ЕС, соответствует нашим договорным нормам».

Возможно. Но верно также и то, что, в необычной степени, это расследование, особенно на его последних этапах, было обусловлено политикой. Политическая риторика вокруг Google в Европе была настолько разогрета, что если бы Вестагер приняла решение, не возбуждать дело, то ее политическое положение могло бы быть ослаблено, «вероятно, дискредитируя ее способность, эффективно руководить другими громкими антимонопольными делами», пишет Карлос Киржнер, аналитик Sanford C. Bernstein & Co.

Рассмотрим, например, то, что произошло в прошлом году, когда компания Google была близка к решению дела с предшественником Вестагер, Хоакином Альмунией. Google согласился внести изменения, которые он считал обременительными и навязчивыми, но хотел разобраться с этим делом и двигаться дальше. Вместо этого, европейские политики, особенно во Франции и Германии, подталкиваемые конкурентами Google, жаловались, что Альмуния был слишком уступчивый по отношению к компании. «Предложения компании Google не бесполезны, но их недостаточно», сказал изданию The Wall Street Journal один из таких политиков, Гюнтер Эттингер из Германии.

Фото УНИАН

В то время, Эттингер занимал пост комиссара ЕС по вопросам энергетики, что делало его одним из 28 уполномоченных, которые должны были одобрить любое соглашение. К сентябрю он был назначен на новую должность: комиссара по вопросам цифровой экономики и общества. На слушании перед комитетом Европейского парламента, он взял на себя ответственность за срыв соглашения с Google.

Как «цифровой комиссар», Эттингер продолжает выступать за то, что стало позицией Германии в отношении Google - а именно за необходимость ограничения влияния Google. В своем выступлении две недели назад, он, по сути, сказал, что Европа должна начать регулирование интернет-платформ таким образом, чтобы позволить домашним компаниям обогнать американских интернет-гигантов. А в четверг, в руки  The Wall Street Journal попал документ из его офиса, в котором был представлен именно такой план, и в котором было заявлено, что если ничего не будет сделано, то вся экономика Европы окажется «под угрозой» из-за своей зависимости от американских интернет-компаний. В Европе даже были предложения разрушить Google.

Европа имеет полное право управлять любой компанией и любым сектором, каким только пожелает. И она может предъявлять обвинения в нарушении антимонопольного законодательства, как посчитает нужным. Но, учитывая риторику, окружающую Google и других американских интернет-гигантов, сомнения в реальных мотивах Европы вполне оправданы.

Поэтому, европейские обвинения против Google очень похожи на протекционизм.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter