цей матеріал доступний українською

Самоубийства военных: почему Украина опережает активно воюющие страны по доле суицидов в ВСУ

11:06, 24 мая 2018
Война
2975 0
Процент самоубийств в ВСУ мог бы быть заметно ниже / фото УНИАН

Один случай самоубийства на четырех погибших в бою — с такой печальной статистикой столкнулась украинская армия за последние три с небольшим года. По доле суицидов она заметно опережает активно воюющие США и Израиль.

Об этом говорится в статье журнала "Новое время". Анатолий Матиос, главный военный прокурор, занимаясь темой самоубийств среди представителей ВСУ, обнаружил критическую ситуацию: по его подсчетам, с 2014 года по 2017-й 554 военнослужащих свели счеты с жизнью.

При этом, по данным Степана Полторака, министра обороны, с начала российской агрессии на востоке страны ВСУ потеряли 3.332 человека. Из них в боях — 2.394 солдат и офицеров. То есть на каждые четыре смерти на поле боя приходится примерно один суицид. А в ВСУ, численность которых составляет четверть миллиона людей, на каждые 100 тыс. человек приходится 55 случаев самоубийств. Если это и эхо войны, то слишком сильное: в воюющем Израиле на 100 тыс. военнослужащих происходит девять само- убийств, а в США, солдаты которых также задействованы в разных горячих точках, — 28.

В украинском Генштабе уверены: Матиос манипулирует данными и обнародует недостоверную информацию - говорят лишь, что эта цифра в разы меньше. Основываясь на информации Генштаба, уверяют: украинский коэффициент самоубийств среди военных равен лишь семи случаям на 100 тыс. военнослужащих. А вот Матиос подсчитал, что только с начала 2018-го 33 украинских солдата совершили самоубийство.

Психолог Елена Батынская объясняет: война может стать спусковым крючком для психологических проблем, накопившихся годами, или спровоцировать развитие наследственных психических нарушений.

Впрочем, военные лишь отображают глобальную ситуацию: по доле суицидов среди гражданского населения Украина занимает 23-е место в мире. В стране на каждые 100 тыс. человек приходится 16,8 самоубийств. Это 23-й показатель в мире. Большая часть государств, которые опережают Украину по этому показателю, экономически и социально неблагополучны. США же занимают 54-е место (12,1 чел. на 100 тыс. населения) по этому показателю в мире, а Израиль — 113-е место (5,9 чел. на 100 тыс. населения).

По данным Генштаба, большинство самоубийств — около 66% — случаются не в зоне АТО, а в пунктах постоянной дислокации. Или даже позднее — уже в мирной жизни. Около половины зафиксированных попыток суицида в армии, по оценкам экспертов, связаны с семейными обстоятельствами. Еще часть — это последствия злоупотребления алкоголем и наркотиками. Третья основная причина для сведения счетов с жизнью — проблемы с командованием. В войсках подобные истории спрятаны за словами небоевые потери.

Читайте такжеБольше тысячи участников АТО покончили жизнь самоубийством

Процент самоубийств в ВСУ мог бы быть заметно ниже. Психолог Бельская, работаю- щая с бойцами, объясняет: сейчас штат военных психологов в частях увеличили, но все равно уровень укомплектованности подобными специалистами составляет лишь 50%. Кроме того, в армии подобного рода специалисты могут лишь рекомендовать командиру, что тому следует делать с бойцом, у которого есть подозрение на психологические отклонения. И офицер вполне может проигнорировать подобные советы.

Да и в мирной жизни реабилитацией ветеранов занимаются разве что волонтерские структуры. Матиос винит Минсоцполитики: ведомство не проводит мероприятий по психологической реабилитации бойцов. В бюджете, по его данным, на подобные цели выделили 109 млн грн. Но деньги эти, говорит военный прокурор, почти не осваиваются.

В Минсоцполитики отвечают, что 12 тыс. участников АТО уже прошли психологическую реабилитацию в 2015– 2017 годах, еще 15 тыс. получили санаторно-курортное лечение. Если учесть, что в зоне АТО служили 326 тыс. солдат, получается, помощь дошла лишь до 3,6% из них.

Отечественные и иностранные эксперты сходятся в том, что проблему армейских самоубийств в ВСУ мож но минимизировать, если усилить профотбор при поступлении в войска. Сейчас же, по словам военных психологов, в ВСУ хорошо проверяют разве что кандидатов в спецназ и вовсе не тестируют тех, кто идет в пехоту.

Еще одним действенным инструментом может стать специальная программа Минобороны — декомпрессия. Ее начали применять с осени 2017-го на военной базе Тысовец . Суть такова: перед выводом из зоны боевых действий на пункт постоянной дислокации военные подразделения попадают на 2–3 недели в реабилитационный центр. Там бойцов учат “стряхивать” войну, входить в социум, но не терять навыков мобилизации и спецнавыков для выполнения боевых задач.

Подробнее читайте в свежем выпуске журнала "Новое время".

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter