Умеров говорит, что не хочет быть

Ильми Умеров вспоминает о том, что в его бахчисарайской квартире так и стоит в полной готовности сумка с теплыми вещами. Еще совсем недавно, будучи в Крыму, замглавы Меджлиса собрал ее, готовясь к заключению.

Читайте такжеУмеров и Чийгоз должны иметь право вернуться в Крым – Amnesty International

В конце сентября 2017-го суд российских оккупационных властей приговорил 60-летнего Умерова, экс-главу Бахчисарайского района, не покинувшего полуостров, к двум годам колонии-поселения, пишет издание "Новое время".

Лишь благодаря международному резонансу и личному вмешательству президента Турции Реджепа Эрдогана обоих осужденных россияне освободили: 25 октября Москва передала их Анкаре, а уже оттуда они прилетели в Киев.

О последних месяцах своей жизни на родине Умеров рассказывает коротко и без малейшего намека на позитив. Он улыбается лишь однажды, когда говорит, что не хочет быть “как Савченко”.

"Я стал рассматривать его как вероятный после 12 октября. В этот день у меня дома появились два гостя из Москвы, полковники ФСБ. Они рассказали, что была встреча (президента Турции Реджепа) Эрдогана и (президента России Владимира) Путина и что они якобы договорились о моем освобождении. Но есть небольшая формальность: нужно, чтобы я написал Путину письмо с просьбой о помиловании. Я категорически отказался. Потому что я не признаю решение суда по моему делу, равно как и юрисдикцию России в Крыму", - рассказывает Умеров.

По его словам, Путин в последнее время оказался “нерукопожатным”, и Эрдоган — один из немногих руководителей стран, которые называют его своим другом. Не выполнить просьбу Эрдогана Путин не смог.

"Крымскотатарский и турецкий народы очень близки не только географически, но и по содержанию. У нас одна религия, один язык. И у нас всегда были очень хорошие взаимоотношения с турецкой властью", - отметил Умеров.

Полную версию интервью с Умеровым читайте в свежем номере издания "Новое время".