С одной стороны, «торговая война» с Россией или то, что таковым называли, закончилась.

20 августа 2013 года Министерство доходов и сборов Украины заявило, что "дополнительные процедуры таможенного контроля в отношении украинских товаров не применяются, товары украинских предприятий пересекают российскую таможню в штатном режиме, а острота проблемной ситуации снята".

С другой стороны, 22 августа 2013 года президент России Владимир Путин сказал, что "мы договорились с Президентом Украины.., что проведем дополнительные консультации, на следующей неделе должны в Москву приехать наши коллеги из Украины».

23 августа 2013 года, Виталий Лукьяненко, пресс-секретарь премьер-министра Николая Азарова, сказал, что на "26 августа 2013 года планируется рабочий визит Николая Азарова в Москву" и изложил видение украинской стороны: «наша позиция заключается в том, что нельзя противопоставлять эти две зоны свободной торговли. Для Украины важна и та, и другая".

Так что же это все-таки было?

Разобраться в этом действительно легко, ибо российские политики в данной ситуации предельно откровенны. Советник президента России Сергей Глазьев заявил «Вестям» 21 августа 2013 года: «режим администрирования, который был временно введен на границе РФ и Украины… в случае подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС может стать постоянным».

Пожелание Николая Азарова, «нельзя противопоставлять эти две зоны свободной торговли», рискует оказаться желанием украинской стороны, которое не будет разделяться Российской Федерацией.

Российскую же позицию вполне внятно сформулировал 22 августа 2013 года президент России Владимир Путин: "Украина не собирается вступать в ЕС, речь идет о подписании соглашения об ассоциации, причем, по оценке наших экспертов, на довольно жестких для украинской экономики в условиях". За этой формулировкой скрывается то, что он хотел сказать: хотя Украина не вступает в ЕС, но создает зону свободной торговли с ЕС, Россия и принимает соответствующие меры.

Что дальше?

Звучат голоса в пользу введения визового режима России для украинских граждан. Пока на уровне экспертов, пока – в качестве «пробных шаров». Пока произносятся тексты разного содержания.

В интервью 16 августа 2013 года «Главкому» замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин прямо говорит: «Украина сказала, что идет в Европу, и теперь по отношению к Украине в определенной части (не во всех – мы совершенно не собираемся вводить визы) мы будем принимать такие меры».

Татьяна Гузенкова, заместитель директора Российского института стратегических исследований, руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья, в интервью  «Главкому» 16 августа 2013 года утверждает другое: «по времени гораздо ближе стоит проблема изменения визового режима Украины с Россией и стран Таможенного Союза. Эта целая лавина изменений - тарифных, приграничных, визовых, миграционных, которые будут сопровождать реализацию европейского выбора Украины».

Конечно, существует более чем существенная разница между жарихинским «мы совершенно не собираемся вводить визы» и «по времени гораздо ближе стоит проблема изменения визового режима Украины с Россией» от Гузенковой. Нет сомнения, что такое радикальное решение о введении виз может приниматься только на уровне российского руководства, и оно стало бы самым серьезным ударом по украино-российским отношениям.

Следующее возможное изменение двусторонних отношений: модификация законов, регулирующих эти отношения. Они в настоящее время регулируются четырьмя нормативными актами.

Это Большой украино-российский договор, соглашение о зоне свободной торговли Украины и России, соглашение о зоне свободной торговли Украины со странами СНГ, правила ВТО.

Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной был подписан Борисом Ельциным и Леонидом Кучмой 30 мая 1997 года. Верховная Рада Украины ратифицировала его в январе 1998 года. В декабре 1998 года это сделала и российская Госдума.

Соглашение о зоне свободной торговли Украины и России ратифицировано законодателями и подписано главами государств, действует с 8 февраля 1995 года.

Соглашение о зоне свободной торговли Украины со странами СНГ состоялось после того, как 18 октября 2011 года был подписан Договор о зоне свободной торговли. В ЗСТ СНГ сейчас входят ратифицировавшие договор Армения, Беларусь, Казахстан, Молдавия, Россия и Украина. В России закон о ратификации этого документа был подписан президентом Путиным 1 апреля 2012 года, Украина ратифицировала договор 9 августа 2012 года.

И, наконец, режим Всемирной торговой организации, членами которой являются и Россия, и Украина.

Можно говорить, что мы находимся накануне изменения как минимум одного из этих договоров – соглашения о ЗСТ СНГ.

Сначала вопрос анонсировала Гузенкова, заявившая: что «касается Зоны свободной торговли, соглашение о которой было подписано, кстати говоря, еще несколько лет тому назад, то тут будут определенные корректировки».

Дальше игра выглядела так. 22 августа 2013 года Владимир Путин сказал, что «страны Таможенного Союза введут защитные меры для своего рынка, если Украина пойдет на либерализацию таможенного режима с Евросоюзом». На это в тот же день отреагировал правительственный уполномоченный по вопросам сотрудничества с РФ, странами СНГ, ЕврАзЭС и другими региональными объединениями Валерий Мунтиян: «РФ не может в одностороннем порядке отменить режим зоны свободной торговли с Украиной, так как он регулируется договором о ЗСТ в рамках СНГ». Но на следующий день, 23 августа 2013 года представитель Украины в Евразийской экономической комиссии Виктор Суслов сказал, что хотя права участников ЗСТ в СНГ исключить Украину не существует, но «речь может идти о праве России выйти из Соглашения и праве выйти из соглашения других стран - членов Таможенного союза".

Конечно, такой нежелательный поворот событий.

Но давайте без эмоций разберемся: с чем мы в этой ситуации имеем дело?

С неминуемыми последствиями геополитического выбора нашей страны. Разве кто-то сомневался, что за такой радикальный выбор всегда и безусловно приходится платить? Что это дорого – геополитический выбор?

Конечно, слова Глазьева «режим администрирования, который был временно введен на границе РФ и Украины может стать постоянным» - анонс, который следует принимать всерьез. Глазьев фактически говорит, что это был стресс-тест для украинских производителей. Поэтому безусловно может получиться так, что они пострадают в отношении недополученной в России и странах Таможенного Союза прибыли. А значит – пострадают и рабочие их предприятий, которые получают зарплату из этих прибылей. Государственный бюджет Украины недополучит налоги.

Это тоже последствия геополитического выбора Украины. Хотя нет никаких сомнений, что украинская власти (не оппозиция) и сами крупные предприниматели, которых неправильно называют олигархами, сделают все возможное, чтобы минимализировать потери.

Серьезно отношусь и к словам Владимира Путина: "Украина не собирается вступать в ЕС, речь идет о подписании соглашения об ассоциации, причем, по оценке наших экспертов, на довольно жестких для украинской экономики в условиях".

Но есть вопрос: если украино-российские отношения за какую-то неделю ухудшились настолько радикально, то что будет в другой ситуации?

Припоминаю, 25 февраля 2010 года, в день инаугурации Виктора Януковича, была принята резолюция Европарламента, с текстом, который наша страна никогда не получала при «оранжевых»: «так как Украина является европейским государством, и в соответствии со статьей 49 Соглашения о Европейском Союзе, она может попросить о членстве в ЕС, как все европейские страны, верные принципам свободы, демократии, уважения прав человека и основоположных свобод, а также верховенства права».

Что случится в отношениях Киева и Москвы, если эта формулировка «может попросить о членстве в ЕС» перейдет в вариант «просит о членстве в ЕС»?

Вячеслав Пиховшек

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram