Мрачный призрак Германии все чаще начал появляться в наших внутриполитических дискуссиях. И это весьма тревожный симптом. Мы за несколько десятилетий уже привыкли к Европейскому Союзу, к тому, что Западная Европа и Брюссель – это синонимы.  Аббревиатура «ЕС» стала для нас чем-то вроде запретного плода. Недосягаемым, красочным и привлекательным, как новогодняя игрушка. Германия же пробуждает совсем другой ассоциативный ряд, совершенно иные исторические аллюзии, политические краски и ожидания.

Еще до недавнего времени в контексте европейской интеграции у нас вообще было не принято вспоминать о Берлине отдельно от Брюсселя. Много лет мы интегрировались в такой желанный и спасительный Европейский Союз. Он успел стать для корабля Украинской государственности надежным ориентиром во взбудораженном море истории, туда мы готовы были плыть, преодолевая все многочисленные подводные рифы и преграды.

И вот теперь, когда до подписания с ЕС судьбоносного соглашения об ассоциации осталось полшага, оказывается, нам придется иметь дело с... жесткой, неуступчивой, высокомерной и прагматичной (выбираю, конечно, наиболее политкорректные эпитеты!) Германией. Не Брюссель, а Берлин будет для нас отныне главным адресом, куда будут обращаться все наши помыслы, надежды, мечты… обвинения и нарекания.

То, что неуступчивая позиция Берлина стала камнем преткновения для процесса европейской интеграции Украины, уже давно – секрет Полишинеля. Не только дипломаты, посвященные в тонкости переговорного процесса, но и рядовые украинцы знают, что от одного лишь немецкого «jawohl» (так точно) сегодня в сущности зависит наше евроинтеграционное будущее, а следовательно и будущее объединенной Европы. Однако Берлин из разных соображений не спешит это заветное слово сказать, чем, естественно, немало нас тревожит.

И дело даже не в близорукости и недальновидности нынешнего немецкого руководства. С этим еще можно было бы как-то смириться. В конце концов, каждая страна руководствуется в первую очередь своими национальными интересами, и если эти интересы в настоящее время диктуют официальному Берлину именно такую политическую линию относительно украинского вопроса, то нам тревожиться, нервничать и раздражаться по этому поводу – себе же дороже!

Однако, вместо того, чтобы честно и откровенно признать свою неготовность к разговору о европейских перспективах Украины, немцы что-то, попросту говоря, втирают нам о «выборочном правосудии», о «политически мотивированных» судах над оппозиционными лидерами, о свертывании демократических свобод и тому подобное. Мол, пока Тимошенко в каталажке, до тех пор нет разговора о европейских перспективах Украины.

«Каждому украинцу должно быть понятно: путь к ЕС, которым идет или не идет Украина, целиком и полностью зависит от украинского руководства и украинского народа», - нынешний немецкий посол в Украине так расставляет точки над «і».

Дерзну ответить господину Послу: нет, Ваше высокоблагородие, неправда. Путь Украины в ЕС сегодня полностью в руках Германии. Так же, как и в 2008 году путь Украины в НАТО был в руках Германии. Даже не Франции, которая всегда полубезразлично смотрела на Украину. От решения Берлина будет зависеть решение всего ЕС. И именно в руках Германии сейчас вопрос – дать Украине перспективу членства в ЕС в новом соглашении об ассоциации, или нет.

Именно от ответа на этот вопрос зависит, сможет ли Украина выполнить соглашение и будет ли иметь поддержку ЕС в непростом газовом противостоянии с Москвой, станет ли новое соглашение символом закрытых дверей, направлением движения не к, а от членства в ЕС.

Именно такие жесткие оценки ситуации в Украине дают немецкие дипломаты. Ведь иначе им  придется отвечать на важнейший сегодня вопрос. Вопрос относительно того,  кто возьмет на себя колоссальную моральную ответственность за срыв процесса объединения европейского континента, за торпедирование идеи объединенной Европы, которая до недавнего времени определяла философию европейской интеграции Украины и находила сочувствие и поддержку в Брюсселе. Берлину же эта идея, очевидно, уже не нужна. Вот и пытается он бесстыже перевести стрелки на Киев.

Тут-то можно легко понять тех украинских политиков, дипломатов и экспертов, кто в настоящее время не скрывает своих разочарований позицией Германии и мечет в ее сторону гневные филиппики и ядовитые стрелы. Ширятся разговора об устаревших «тевтонских комплексах» немцев, которые опять начали давать о себе знать, о «системных проблемах» и даже кризисе в двусторонних украинско-немецких отношениях. Что называется, дамбу прорвало!

Хватает, конечно, и таких, которые, увидели в этой ситуации свой шанс на политическое выживание и радостно ринулись оббивать высокие берлинские пороги. Используя настрой действующего немецкого руководства на конструктивный диалог с Киевом по наиболее актуальному и принципиальному вопросу, эти streikbrecher’ы от украинской политики выпрыгивают, словно тот Филипп из конопли, и на все голоса подпевают Берлину и выписывают перед ним свойо гопак: правильно, мол, вы, немцы делаете, не нужно вступать в договорные отношения с «диктаторским режимом», отберите у его главных представителей дипломатические паспорта, конфискуйте их заграничные счета, вот придем мы скоро к власти, тогда и поподписыавем с вами все, что нужно, и т.д.  Но уж Бог им, как говорят, судья, этим неудачникам...

Однако, очень важно за всеми этими нашими уже традиционными забавами с песнями и танцами не проворонить чрезвычайно важное событие: на европейском континенте вместо старой, так сказать, брюссельско-ЕСовской политической реальности рождается новая германоцентрическая. Очевидно, нынешний кризис еврозоны представляет собой эдакие родовые схватки, и вскоре мы увидим сам плод во всей его первозданной красоте – Западную Европу, в которой безраздельно будет доминировать одна страна.

Биологическая метафора тут, думаю, вполне уместна. Ведь общее политическое напряжение в Евросоюзе сегодня и впрямь-таки достигло апогея. Все ожидают от Германии решительных шагов, направленных на преодоление нынешнего кризиса. И в то же время все боятся, что она... эти шаги начнет предпринимать! Когда центр принятия всех принципиальных политических решений переместится в Берлин, никто не возьмется прогнозировать, как дальше будут развиваться события на европейском континенте.

И как нам, украинцам, быть в такой ситуации? Радоваться или грустить? «Не смеяться, не плакать, не проклинать, а понимать», - эта максима из этики Спинозы может быть хорошим ответом на эти вопросы. В такие решающие исторические моменты, как нынешний, она – едва ли не единственный надежный ориентир и указатель.

Начать надо бы с осознания того все более очевидного факта, что немецкий вопрос, который в значительной мере определял историю Европы в 20 в. и который, как еще до недавнего времени казалось, был навсегда решен в результате создания ЕС, опять возвращается в политическую повестку дня. Европейская интеграция, следовательно, не дала на него окончательного ответа.

Резкая активизация евроинтеграционных процессов в 1990-х годах смогла несколько притушить опасения Европы перед темными «тевтонскими духами». Эти страхи с новой силой ожили было во время объединения Германии, однако неопровержимые достижения немцев в экономическом возрождении и перестройке демократического общества в послевоенное время, переход на новую европейскую валюту (немцы очень долго колебались прежде чем отказаться от своей марки, этого едва не сакрального символа возрождения и послевоенного успеха страны!), - все эти факторы сыграли свою «миротворческую» роль, и Европа на определенное время успокоилась.

 Конечно, можно было легко предусмотреть, что Германия с ее огромной экономической мощью неминуемо станет ведущей страной еврозоны, а следовательно хочешь-не-хочешь будет задавать тон по всех европейским делам. Однако, ожидания (как в настоящее время уже выясняется, неоправданно оптимистичные!)  на дальнейшие успехи евроинтеграции, вплоть до создания уже в политически обозримом будущем европейской федерации (Соединенных Штатов Европы), давали определенные основания надеяться, что немецкий Гуливер и дальше будет оставаться надежно привязанный к Брюсселю мириадами тоненьких бюрократических нитей.

Даже тот факт, что в конце прошлого столетия немцы опять взялись за оружие (Югославия, Афганистан), не давал особых оснований для тревоги, ведь немецкие вооруженные силы надежно контролировали и теперь продолжают контролировать  партнеры по НАТО.

Долговой кризис в еврозоне вынуждает Берлин выйти на авансцену. Как бы ни хотелось этого нынешнему немецкому руководству, ведь общественное мнение в Германии, когда-то безоговорочно проевропейское, теперь все более ощутимо склоняется в сторону евроскептиков, стране придется-таки браться за спасение евро. В конце концов роль «пожарника» Берлину обойдется значительно дешевле, чем тотальный крах европейской валюты, а следовательно (и об этом неоднократно заявляла канцлер ФРГ Меркель!) и всего проекта «Европейский Союз». Поэтому можно надеяться, что теперь у немцев все-таки хватит сил удержать этот проект на плаву.

Однако, поскольку любая нынешняя стратегия спасения европейской интеграции и ЕС (дальнейшая консолидация еврозоны с введением жестких правил игры и ответственности, или, напротив, фрагментация с выделением «здорового ядра»  вокруг Берлина) предусматривает  резкое усиление влияния и роли Германии, которая возьмет на себя львиную долю финансового груза, нет никаких сомнений, что эта страна в итоге будет «заказывать музыку», то есть будет диктовать условия, устанавливать свои правила игры в ЕС. Следовательно это уже будет совсем не тот, брюссельский Евросоюз, привлекательный, толерантный и разноликий. Это будет берлинский ЕС, где все принципиальные политические и экономические решения будут принимать немцы, а брюссельская бюрократическая «контора» будет эти решения всего лишь юридически оформлять.  Словом, где-то так, как в настоящее время это происходит с закреплением европейской перспективы Украины в Соглашении об ассоциации.

Уже в настоящее время немецкий вопрос звучит с новой силой, и всем приходится искать на него свой ответ. Призрак немецкого могущества пробуждает не самые радостные эмоции и надежды. В первую очередь у французов. Ведь именно французско-немецкий локомотив, начиная с середины прошлого столетия, достаточно эффективно двигал весь ЕСовский проект. Собственно, по большому счету ради французско-немецкого «правящего тандема» этот проект в свое время и затевался, то есть нужно было положить конец вражды между двумя мощнейшими европейскими нациями, что веками генерировала разрушительные войны и конфликты. Идея, как говорят, оказалась плодотворной, и сейчас даже в самом страшном сне не привидится вооруженное противостояние между немцами и французами. Но это сейчас.  Историческая память же никуда не исчезла, старые демоны лишь затаились и дремлют, и в Париже прекрасно понимают, что любое нарушение нынешнего хрупкого баланса (а оно уже, похоже, неминуемо!) может опять их пробудить.

Очевидно, достигнутый во время недавнего саммита ЕС компромисс в вопросе об оздоровления евро вскоре даст свои результаты. Однако, даже если европейская валюта в конце концов выздоровеет, и нынешний кризис будет преодолен, отношения между Парижем и Берлином уже никогда не будут такими безоблачными, как в «золотое время» брюссельского ЕС. А что говорить о таких странах, как Великобритания?! Им заранее уготована незавидная судьба «второсортных» членов Евросоюза, с которой они, ясное дело, так просто не смирятся.

Не меньше, чем у британцев, оснований для тревоги у поляков. Реакция Варшавы на грядущие перемены была несколько неожиданной. Пылко призывая Берлин сыграть роль первой скрипки в выведении еврозоны из кризиса, поляки в то же время предостерегают, что страны, которые теперь не пользуются евро, тоже должны активно участвовать в принятии решений. Еще бы, ведь остаться на обочине, и прозябать на вторых ролях в германоцентрическом ЕС, для Польши это как нож в сердце!

Вот кто сегодня удовлетворено потирает руки, наблюдая за родовыми муками нового Евросоюза, который вскоре поздравит мир с четко выраженным немецким акцентом, так это Москва! С Брюсселем у нее откровенно не сложилось, да и – положа руку на сердце - не могло сложиться. С Берлином же россиян объединяет давняя историческая традиция и современные деловые интересы, поэтому находить общий язык с ним, очевидно, будет значительно проще. Впрочем, это еще, конечно, не факт. А вот то, что нынешняя турбулентность в еврозоне уже отражается на Востоке, это видят все. Новый Евросоюз может вызвать к жизни новую Россию.

А что Киев? Мы сегодня по инерции продолжаем интегрироваться в брюссельский ЕС. Однако вскоре эта инерция окончательно исчезнет. Возможно, это произойдет 19 декабря. Во всяком случае надеяться, что тогда мы наконец увидим со стороны Берлина зеленый свет относительно наших европейских перспектив, могут лишь самые рьяные оптимисты или германофилы. И даже, если дипломатам посчастливится-таки в последний момент изобрести какую-то волшебную формулу, которая позволит хотя бы для отвода глаз засвидетельствовать успешное завершение переговоров относительно соглашения об ассоциации, это мало что изменит в принципе. 

Что же в таких условиях делать людям умеренным, прагматичным и сориентированным на украинские национальные интересы? Тем, кто не хочет истерически выкрикивать вслед за слишком эмоциональными критиками неуступчивого Берлина что-то наподобие «ЕС умер! Пусть живет четвертый рейх!», а также не спешит усердно прогибаться перед немцами, выпрашивая у них санкции против своих политических оппонентов, как это делают в настоящее время некоторые streikbrecher’ы?

Для начала, очевидно, стоит избавиться от избытка эмоций и, как советует мудрый Спиноза, пытаться понять суть тех процессов, которые теперь происходят в ЕС, и куда они нас могут вскоре привести. Поняв, можно будет определяться относительно онемеченного Евросоюза.

19 декабря, так и не дождавшись от Берлина давно ожидаемого «Jawohl», мы, очевидно, поставим жирную точку в истории с европейской интеграцией Украины. И это никоим образом не будет означать грандиозного провала или «фатального дипломатического поражения» Киева. Это будет символизировать по существу исчезновение с исторической сцены того брюссельского ЕС, стать членом которого мы безуспешно стремились.

С ЕС же берлинским будут совсем другие отношения. И важно, чтобы они начинались не с откровенной лжи, манипуляций и «передергиваний», а с того очевидного и совершенного факта, что Берлин перешел дорогу европейской интеграции Украины, похоронив таким образом идею единой Европы без распределительных линий. Возьмусь прогнозировать, что моральная, политическая и материальная ответственность Германии за эту историческую ошибку будет не меньше, чем за катастрофу нацизма.

А пока еще Европа медленно вступает в новую эпоху.  Эпоху несравненно более жесткую и более жестокую к слабым, беспомощным и вялым, чем безоблачный и относительно комфортный период европейской интеграции. Она их просто уничтожит, эта новая эпоха, безжалостно растопчет и сметет с исторической сцены. Следовательно, чтобы выстоять, уцелеть, нужно как можно быстрее просыпаться и выбираться из евроинтеграционных пеленок. Пора детских забав завершилась. Впереди -  серьезные испытания на зрелость. Украинцы, поляки, хорваты, чехи и другие славянские народы должны будут в жестких условиях доказать потомкам Гегеля, Карла Маркса и других немецких украинских и словяноскептиков право на государственное и историческое существование.

Jawohl, панове-братья украинцы!

Борис Сельский

 

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram