Суббота,
10 декабря 2016

Наши сообщества

МнениеЯзык вражды

На прошлой неделе российские чиновники снова заговорили о том, что им должны. На этот раз в МИД России требует предоставить русскому языку законодательный статус в странах бывшего СССР. Из заявления российского чиновника следует, что новое поколение в Украине и других странах не владеет русским и нужно «срочно что-то решать».

В России часто любят говорить о «мягкой силе», о том, что это общая практика для продвинутых стран, чтобы популяризировать свой язык на планете. Для этого, например, работают немецкий Институт Гете, Британский Центр, испанский Институт Сервантеса, китайский Институт Конфуция. В России же в 2007 году заработал Фонд «Русский мир».

Чуть позже бывший посол России при НАТО Дмитрий Рогозин, кстати, любивший в 2004 году «поскакать» на Майдане с оранжевым шарфиком, а ныне курирующий в правительстве весь российский ОПК, очень четко сформулировал понимание российской элитой цели языковой экспансии: «Язык – это власть. Защита родного языка и его распространение за рубежом есть основа для восстановления нашего политического влияния в мире», – написал Рогозин  в своей книге «Ястребы мира» (2010 год, страницы 149-150).

Русскоязычные граждане Украины стреляют в русских оккупантов точно также, как и украиноязычные. 

1 марта 2014 года Совет Федерации удовлетворил обращение Путина о вводе российской армии в Украину в связи «с угрозой жизни» граждан РФ и соотечественников. К этой абстрактной категории «соотечественники» по российскому законодательству можно отнести чуть ли не всё население Украины. Потом произошла аннексия Крыма, зазвучали бредни о Новороссии, что привело к ожесточенным и продолжающимся до сих пор боям за украинский Донбасс. Для оправдания войны Кремль всегда использовал простое обоснование – «защита русскоязычных».

Власти России так увлеклись «собственным величием», что сами превратили многочисленные русскоязычные общины в мире в пятую колонну, в угрозу для стран, где они проживают. Сейчас войной грозят высшие российские чиновники практически всем своим соседям, не скрывая, что «защита соотечественников», они же – «русскоязычные», может стать предлогом для вторжения. Например, премьер РФ Дмитрий Медведев говорит, что Россия готова защищать «соотечественников за границей от притеснений со стороны местных властей» как это было в Южной Осетии и Крыму. С точки зрения здравого смысла и международного права теперь упомянутые регионы оккупированы, там стоят российские военные базы. В том же Крыму все украинское уничтожается, а люди, не согласные с захватом полуострова, объявляются террористами, диверсантами и шпионами.

Совсем недавно президент России Владимир Путин впервые открыто заявил, что Россия «была вынуждена защищать русскоязычное население» на Донбассе и в Крыму.

И тут возникает самый главный вопрос. Где пределы? Куда готова влезть Москва под этим надуманным предлогом? История последних двух лет показала, что и если и можно разделить граждан нашей страны на какие-то враждебно настроенные группы, то точно они не делятся на русскоязычных и украиноязычных. Русскоязычные граждане Украины стреляют в русских оккупантов точно также, как и украиноязычные. При этом есть масса примеров, когда в вышиванке и с гимном Украины на устах, с прекрасным литературным украинским чиновники обворовывают свою страну во время войны. А в Кремле до сих пор делают вид, что не понимают, что русскоязычный абсолютно не тождественно определению «пророссийский». Или в Киеве, Львове, Ужгороде, Харькове перестали говорить по-русски?..

русский язык давно и прочно ассоциируется с авторами фразы «мы всю ночь долбили по Украине», а не с Достоевским и Чеховым

До начала российской агрессии языковой вопрос всегда использовался украинскими политиками для борьбы за власть, что вело к разделению общества. В этом списке еще были вопросы истории, а также тема вступления/невступления в НАТО. Любопытно, что после захвата Крыма, например, бывший депутат Верховной Рады Вадим Колесниченко, продвигавший закон о региональных языках, был выкинут из политики своими старыми хозяевами,  как использованный контрацептив. Но дело его живёт, и Кремль продолжает оперировать словосочетанием «юго-восток Украины», подразумевая, что в период действия «закона Колесниченко» именно в нескольких южных и восточных областях было принято решение о региональном статусе русского. Правда, в последствии сама жизнь показала, что, вслед за «статусным» русским языком у подъезда может появиться русский комплекс «Бук», русская артиллерия, русские танки и русские солдаты (правда, некоторые из них – с не совсем, так сказать, русскими лицами).

В Украине в совершенстве владеет украинским и русским любой мало-мальски образованный человек. Но, так получается, что говорить на русском стало опасно – ибо это он действует как красная тряпка для быка на убийц из соседнего государства. Хотелось бы, чтобы владение русским языком стало гарантией того, что в тебя не будут стрелять российские военные и другие адепты «русского мира», но пока – ровно наоборот: использование русского языка автоматически вешает на тебя мишень для русского солдата.

Может, кому-то в Москве стоит уяснить, что, какие бы планы на счет «русскоязычных» там не вынашивали, но русский язык давно и прочно ассоциируется с авторами фразы «мы всю ночь долбили по Украине», а не с Достоевским и Чеховым.

Роман Цимбалюк, Москва

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости политики

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение