Инаугурация Александра Лукашенко прошла в Беларуси в формате спецоперации: внезапно и с минимумом участников. Такой формат объясняется тем, что Лукашенко просто не хотел, чтобы протесты и разгон протестных выступлений стали ключевым фоном к акту его очередного вступления в должность президента. 

Вступление Лукашенко в должность осложняется тем, что Запад заявил о непризнании его президентом. Однако политическую реальность Беларуси это меняет мало. Ведь таких тылов, как Россия, Турция и Китай (первыми с победой на выборах Лукашенко поздравили Путин, Си Цзиньпин и Эрдоган), Александру Григорьевичу, в принципе, достаточно. 

Безусловно, в связи с тем, что Лукашенко не признало большинство западных стран, Беларуси можно ожидать и санкций, и изоляции. Но для Лукашенко, как и для лидера любого авторитарного режима, вопрос власти является первичным и основным. Так что и санкции, и изоляция – это всего лишь неизбежные издержки удержания власти в процессе решения главной для него задачи. 

После такой инаугурации Лукашенко неизбежно начнется сближение Беларуси и России

Понятно, что Лукашенко теперь не сможет себе позволить прежней позиции, когда он достаточно эффективно использовал противоречия между Западом и Востоком, лавировал и время от времени заигрывал с Западом. Ведь тот же министр иностранных дел Беларуси Макей известен своими прозападными взглядами, но, тем не менее, в критической для Лукашенко ситуации он остался ему верен (как, к слову, осталось ему верно большинство сотрудников силового и чиновничьего аппарата).

После такой инаугурации Лукашенко неизбежно начнется сближение Беларуси и России. Российское влияние в Беларуси однозначно усилится. Однако до практической реализации идеи союзного государства, на мой взгляд, дело не дойдет. 

Теперь Александр Григорьевич не сможет позволить себе тех вольностей, которые позволял раньше. В частности, вполне вероятно, Беларусь будет вынуждена изменить свою позицию по Крыму – признать аннексию полуострова, признать Крым российским. Ведь Лукашенко относился к числу тех лидеров постсоветских государств, которые до сих пор не признавали аннексию Крыма Россией. Это был один из моментов политики лавирования, которую демонстрировал Лукашенко, но теперь Россия может потребовать от Лукашенко, в обмен на помощь в удержании власти, изменить эту позицию. 

Естественно, если так случится, украино-белорусские отношения неизбежно ухудшатся. В каком формате и насколько – пока можем только гадать.

В целом, то, что теперь будет происходить с украино-белорусскими отношениями, вызывает беспокойство. С одной стороны, теперь мы рискуем получить 750 километров границы с нашим северным соседом – Россией, поскольку неизбежным станет сближение Беларуси и России. Но с другой – мы можем лишиться многого, что давало нам сотрудничество с Беларусью. 

Во-первых, вспомните, что в 2014 году в период активных боевых действий на Донбассе украинские танки заправлялись дизтопливом, которое мы получали не из Техаса, а с Мозырского нефтеперерабатывающего завода. А этот «краник», в случае ухудшения отношений, может быть банально для нас перекрыт. 

Во-вторых, окажется под вопросом наше военно-техническое сотрудничество с Беларусью. Те же противотанковые ракеты «Корсар», о которых у нас почему-то говорят меньше, чем о «Джавелинах», но которые активно продаются за рубеж, являются результатом совместных украинско-белорусских разработок. И это поле сотрудничества тоже может быть закрыто для нас.  

Лукашенко вступил в должность президента Беларуси, однако едва ли он сможет удержаться на посту всю каденцию

В-третьих, Александр Григорьевич, как человек «не злопамятный, но никогда ничего не забывающий», вполне может «повесить замок» на отеле в центре Минска и сказать: «Ищите себе другую переговорную площадку – в Кишиневе, Вене, где хотите. Это – ваши проблемы»… 

Как бы там ни было, Лукашенко вступил в должность президента Беларуси, однако едва ли он сможет удержаться на посту всю каденцию. Несмотря на то, что пока он сумел сохранить власть, это – начало конца эпохи Лукашенко: российские партнеры очень скоро понизят его с должности председателя колхоза до главного агронома. 

Как именно произойдет «понижение»? Варианты мягкого трансферта власти, который обеспечил бы легитимацию преемника Лукашенко в глазах Запада, найдутся. Например, один из них – проведение в Беларуси конституционной реформы. И эти варианты в ближайшее время будут «на столе».

Андрей Золотарев, политолог, директор аналитического центра «Третий сектор»

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram