Süddeutsche Zeitung: "Я просто хотела плакать"

13:50, 18 августа 2017
1075 0

Очевидцы теракта в Барселоне вспоминают, что действительно почувствовали страх: всюду были сирены полиции и мигалки.

Иллюстрация / REUTERS

Об этом пишет Вивьен Тиммлер в статье "Я просто хотела плакать", опубликованной на сайте газеты Süddeutsche Zeitung.

Сара Мехиас Сегура, студентка

"Я отдыхаю в Барселоне с понедельника. Мы с подругой пили кофе и уже было собрались идти в направлении Рамблас, когда моей подруге позвонила мать и рассказала, что там произошел несчастный случай, и что этот район перекрыт. Затем постепенно просочилась информация, что это был не просто несчастный случай.

Тогда у меня еще не было страха, я была в паре станций метро, ​​но когда первые СМИ сообщили, что человек бежал, и он вооружен, я начала нервничать. Затем мы побежали к нашей машине, чтобы уехать оттуда как можно быстрее. Единственная проблема заключалась в том, что нам нужно было проехать мимо Рамблас, чтобы вернуться домой. И тогда я действительно почувствовала страх: всюду сирены полиции и мигалки, я никогда не испытывала такого. Я просто хотела плакать. Просто не могла поверить, что то, что я так часто видела по телевизору, вдруг стало реальностью.

Позже я поняла, что нам очень повезло. Если бы нападение произошло на полчаса позже, или мы бы не пили этот проклятый кофе, возможно, с нами случилось бы что-то ужасное".

Фернандо Перис Эспино, биохимик

"17 августа – день рождения моей матери. Поэтому мы все сидели вместе в ресторане и праздновали, когда первые из нас услышали печальные новости. Когда мы искали информацию в Интернете, все было еще очень расплывчато. Мы наделись, что все не так плохо, и продолжили ужин. Но потом кто-то включил радио, и вдруг все стало реальным.

Я чувствовал бессилие, страх, гнев. Я просто не мог поверить, что это действительно произошло. Но если я честно, после нападения в Париже у меня возникло жуткое чувство, что в Барселоне произойдет что-то подобное. Страх присутствует, хотя я знаю, конечно, что эти люди хотят именно этого. Но я не могу ничего с ним поделать.

Иллюстрация / REUTERS

И я не должен думать о том, что могло бы произойти, если бы не день рождения моей матери. Мой отец взял дополнительный выходной и не пошел на работу. Его офис находится очень близко от места происшествия, каждый день в 17 часов он садится на поезд на Рамблас. Если бы он сделал это сегодня – я не хочу об этом думать".

Мария Гарсия Ромеро, графический дизайнер

"На самом деле, мне нравится моя квартира на площади Каталонии, прямо на Рамбласе, но в тот день я ее прокляла. Я работала, когда произошло нападение, немного дальше центра. Но мне как-то нужно было вернуться домой. Поэтому я сначала доехала в центр, транспорт еще хорошо работал, люди тоже были довольно расслабленными.

В центре города все выглядело совсем по-другому. Шла борьба за такси, все хотели как-нибудь вернуться домой, было шумно, царила неразбериха. Когда я наконец села в такси и назвала свой адрес, водитель такси посмотрел на меня с недоверием. "Туда я тебя не повезу", - сказал он. Это слишком опасно, кроме того, улицы переполнены машинами полиции и скорой помощи, проезд заблокирован до самой площади Каталонии.

Поэтому дальше я пошла пешком, но когда я была на параллельной Рамбласу улице, все уже было окружено. У меня не было другого выбора, кроме как отправиться в отель на Рамбласе с десятками других людей и ждать там. Настроение было нормальным, все пытались связаться со своими близкими, но паники не было. Незнакомая женщина даже предложила мне свою комнату, чтобы я могла прилечь или хотя бы принять душ. Другие даже принесли нам пищу из соседнего супермаркета. По крайней мере, я не чувствовала себя одинокой. Около полуночи я наконец смогла вернуться домой".

"Рамбласу было предначертано стать местом такого жестокого акта"

Альберто де ла Иглесиа Родригес, докторант

"Барселона – город огромного количества культур, людей других культур здесь принимают легко, и спокойно живут с ними рядом. По этой причине я просто не ожидал, что такая атака произойдет здесь".

"В то же время я должен сказать, что Рамбласу было предначертано стать местом такого жестокого акта. Наши меры по борьбе с терроризмом оставляют желать лучшего. Любой, кто захочет, может въехать в эту пешеходную зону и навредить многим людям, здесь никогда нельзя чувствовать себя в безопасности от атаки. Тем не менее, я никогда не думал об этом со страхом, скорее, я осознавал, что это может произойти в одном из крупнейших городов Испании. Особенно в местах, где много людей.

Иллюстрация / REUTERS

Я был дома в момент нападения, но мое сердце колотилось, как будто я был где-то в центре событий. В то же время я словно окаменел, потому что не мог этого осознать. Понять, что это происходит не в тысячах километров от тебя, а в 20 минутах ходьбы, это просто невозможно. Но я надеюсь, что мы сможем справиться с этим, как единый народ, будем держаться вместе и надеяться, что это не повторится".

Хосе Бадильо Васкес, сотрудник университета

"Когда появились первые новости в Whatsapp, я еще не мог полностью этого понять. Хотя я живу в Барселоне, сейчас я в отпуске в Андалусии. Новости о том, что на Рамблас произошел инцидент, сначала не удивили меня. Там постоянно "что-то" происходит. Только когда многочисленные родственники начали мне звонить и узнавать, вернулся ли я Барселону, я понял произошедшее. Но, прежде чем прочесть, что там случилось, я написал всем своим друзьям, чтобы убедиться, что с ними все в порядке.

Это было странное чувство, сидеть там на пляже и быть так далеко от всего, что происходит в моем городе. Завтра я возвращаюсь в Барселону, и, когда я думаю об этом, у меня уже возникает тяжелое чувство. Я действительно думал о том, чтобы пропустить самолет. Но в то же время я злюсь на себя. В конце концов, такой вид терроризма преследует именно такую цель: чтобы мы изменили наш образ жизни. И именно поэтому я собираюсь лететь: я не хочу позволить им добиться того, чтобы мы больше нигде не чувствовали себя в безопасности".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter