цей матеріал доступний українською

The Economist: Коронавирус ставит мир перед трудным выбором: жизнь, смерть или экономика

13:32, 03 апреля 2020
Мир
1147 0
REUTERS

Представьте, что у вас есть три пациента в критическом состоянии, но лишь одна машина искусственной вентиляции легких. Это тот выбор, перед которым могут предстать клиники в Нью-Йорке, Париже и Лондоне в ближайшие недели. А их коллеги в итальянской Ломбардии и испанском Мадриде уже столкнулись с ним.

Медикам приходится решать, кого лечить, а кого нет, кто будет жить, а кто, вероятно, умрет. Пандемия, усиливаясь во всем мире, накапливает на кучу такие страшные вопросы выбора. Должны ли медицинские ресурсы идти исключительно на спасение пациентов с COVID-19, или также на помощь тем, кто страдает от других болезней? Определенный уровень безработицы и банкротства - цена, которую можно заплатить, но до какой степени? Если максимальное социальное дистанцирование не остановит болезнь, как долго его нужно все же сохранять? Об этом пишет The Economist.

Читайте такжеWall Street Journal: В Италии реальное количество смертей от коронавируса больше, чем говорит Рим

Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо объявил: "Мы не собираемся ставить долларовые цифры выше человеческой жизни". Его слова должны были сыграть роль "боевого клича" смелого мужчины, чей штат охвачен болезнью. Однако, если отбросить компромиссы в сторону, Куомо на самом деле продвигал определенный выбор. Его слова звучали искренне, но долларовые цифры на жизнь или хотя бы систематическое мышление - это то, что понадобится лидерам, если они хотят найти выход из страшной ситуации, которая может возникнуть в последующие месяцы. Так же, как в больничных палатах, жертв не избежать.

На них все сложнее идти на фоне того, как все больше стран заражаются COVID-19. На протяжении недели до первого апреля общее количество случаев заражения удвоилось. Теперь оно составляет около миллиона. В США количество заболевших перевалило за 200 тысяч, а смертей больше, чем в Китае. 20 марта президент Дональд Трамп предупредил, что впереди "три недели, которых мы еще не видели". Напряжение в американской системе здравоохранения может не достичь своего пика еще несколько недель. Президентская специальная команда прогнозирует, что пандемия может отобрать 100-240 тысяч американских жизней.

Сейчас меры по борьбе против коронавируса кажутся всепоглощающими. Индия объявила карантин на 21 день начиная с 24 марта. Россия, которая настаивала на своем "иммунитете" к COVID-19, ввела жесткие ограничения, угрожая своим гражданами 7 годами тюрьмы за нарушение карантина. 250 миллионам американцев приказали сидеть дома. Каждая страна идет на различные жертвы, и далеко не все они кажутся оправданными.

Читайте такжеThe Atlantic: Иммунитет стран к COVID-19 определяет лишь один фактор

В Индии правительство Нарендры Моди решило, что его приоритет - это скорость. Возможно поэтому оно так катастрофически неумело ввело карантин. Индийское правительство не подумало о мигрантах-работниках, которые быстро устремились из городов в свои родные деревни, прихватив вирус с собой. В придачу, снять ограничения в Индии будет труднее, чем в богатых странах. Потому что возможности любого государства ограничены. Индия поставила цель замедлить свою эпидемию, откладывая увеличение случаев заражений до времени, когда ее система здравоохранения будет лучше подготовлена. Но сотни миллионов индийцев почти не имеют или вообще не имеют сбережений, чтобы просто ждать. Государство же не может позволить себе месяцами поддерживать их. У Индии достаточно молодое население. И это может смягчить ситуацию. Но у нее также достаточно большие трущебы, в которых придерживаться социального дистанцирования и гигиены очень трудно. Если карантин будет не длительным, болезнь вновь начнет распространяться.

В России жертвы имеют другой характер. Доверие к информации помогло убедить людей соблюдать карантин в Сингапуре и Тайване. Но Владимир Путин предпочел продолжение своего правления и использование пандемии COVID-19 в пропаганде против Запада. Теперь, когда вирус ударил по России, он больше обеспокоен вопросом минимизации политического ущерба и подавлением информации, чем выводом страны из кризиса. Такая жертва подходит самому Путину, но не его народу.

Читайте такжеRzeczpospolita: Россия и Китай пытаются использовать коронавирус в геополитической игре

Дональд Трамп на протяжении двух недель говорил о том, что решение может быть хуже, чем сама проблема пандемии. Но если сравнить долларовые цифры и жизни, становится очевидным, что он ошибался. Остановка экономики выльется в большие экономические потери. Моделирование показывает, что если позволить коронавирусу беспрепятственно распространяться, финансовые потери будут меньшими. Но смертей будет на миллион больше. Можно провести полный расчет, если использовать официальную стоимость каждой спасенной жизни с учетом возраста. Из него следует, что попытки сдержать болезнь будут стоить в 60 тысяч долларов, уплаченные каждому домохозяйству в США. Ест те, кто считает формулировку Трампа ошибочным по сути. Но реальность заключается в том, что сегодня для Америки цена остановки экономики перевешивает спасение жизней. Однако, счастье страны в том, что она состоятельная. В Индии же, если карантин не сможет остановить коронавирус, ей придется пойти другим трагическим путем.

The Economist пишет, что пандемия COVID-19 создает такие тяжелые выборы везде. Как к ним отнестись? 60 тысяч долларов для американских домохозяйств - это не реальные деньги. Эта цифра, которая помогает сравнить абсолютно разные вещи, такие как жизнь, рабочие места, борьба за моральные и социальные ценности в сложном обществе и тому подобное. Чем больше кризис, тем больше будут нужны такие оценки. Когда один ребенок падает в колодец, желание помогать ему без каких-либо ограничений берет верх. И так это и должно быть. Но во время войны или пандемии лидеры не могут избавиться от того факта, что любой курс действий будет накладывать большую социальную и экономическую цену. Чтобы быть ответственным, придется одно противопоставлять другому.

Читайте такжеThe Guardian: Коронавирус может сломать хребет Евросоюза

Второй принцип заключается в том, чтобы помогать людям, которые оказались в группе тех, кем пожертвовали при очень чувствительном выборе. Рабочие, пострадавшие от принудительного карантина, заслуживают на дополнительную помощь. Дети, которые больше не получают еду в школах, должны получить продукты. Так же общество должно помочь молодежи после того, как пандемия утихнет. Хоть COVID-19 вредит молодым людям меньше всего, большая часть бремени сейчас и в будущем упадет именно на их плечи, поскольку странам придется платить дополнительные долги.

Третий принцип - страны должны научиться адаптироваться. Баланс между ценой и выгодой из-за пандемии изменится. Карантин покупает время, бесценный ресурс. Когда ограничения будут сняты, COVID-19 снова начнет распространяться среди уязвимых людей. Но общества в этот раз смогут подготовиться, хотя во время первой волны у них не было такой возможности. Они могут обеспечить необходимым системы здравоохранения, создав большие запасы средств защиты, расширив количество больничных коек и систем искусственной вентиляции легких. Они могут исследовать новые способы лечения и создать "диагностическую армию", чтобы отслеживать новые кластеры распространение болезни. Все это сократит стоимость перезапуска экономики.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter