Президент России Владимир Путин, не останавливаясь, проскочил свой последний перекресток, позволяющий ему хоть на каких-то относительно приемлемых условиях выйти из войны, которую он объявил Украине и всему миру. Россия потеряла последний шанс завершить конфликт без существенных внутренних потрясений для себя. Теперь уже все глобальные игроки включились в процесс немедленного устранения угрозы новой мировой ядерной войны, которой РФ продолжает шантажировать мир.

Что это означает? То, что, скорее всего, уже в этом году (затягивание процесса не устраивает уже никого, даже Китай) мир увидит новую Россию. С другим политическим руководством. Возможно, с новыми границами. И самое главное – без права обладания ядерным и другим оружием массового поражения.

А теперь о подтверждениях близости решения российского и путинского вопросов.

Среди последних серьезных сигналов – начало открытого судебного разбирательства в Лондоне по делу экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко. По сути, данный козырь, который ввела в игру Великобритания, дал старт кампании в СМИ по «окончательной демонизации» образа Путина. Подобные процессы происходили и со Слободаном Милошевичем, Муаммаром Каддафи, Саддам Хуйсеном. Чем это заканчивалось для фигурантов – всем известно. Чтобы убедиться в реальности новых акцентов в западных СМИ – достаточно посмотреть обложку последнего выпуска журнала Time. Образ Путина как государственного деятеля России сменен на преступника и террориста. После этого у граждан западных стран уже не будет возникать вопрос «почему с Путиным не пытаются договориться?». С террористами глобального уровня никто не договаривается – от них избавляются всеми доступными способами. В данном контексте можно трактовать и появление темы обвинения Путина в педофилии. Запад окончательно сжег все мосты любых переговоров с нынешним российским лидером.

Второй серьезный ход, который сделала Великобритания – начало жестких проверок капиталов российского происхождения, что подтвердил Евгений Чичваркин. Крупный российский капитал на Западе отныне заморожен до выяснения обстоятельств его происхождения. Это означает, что возможны любые варианты, от долговременных и мучительных проверок до полной блокировки и «заморозки» весьма внушительных счетов. Есть вероятность, что подобная процедура касается и некоторых представителей украинского крупного бизнеса. Подобные процессы происходили и на начальном этапе ливийского кризиса.

Также дан определенный сигнал Запада по информации, имеющей отношение к членам семей высокопоставленных российских чиновников. Скандальный материал Олега Кашина о дочке Путина предупреждает многих из окружения нынешнего российского президента, что подобные публикации могут быть продолжены с другими «героями».

Окончательный вердикт вынесли и патриархи американской «большой» политики. Збигнев Бжезинский в последнем заявлении сказал, что «сейчас на кону стоит стабильность Европы, неприкосновенность границ и право каждого государства на свободный выбор». Посему, путинская Россия как угроза глобальной безопасности должна быть снята.

Генри Киссинджер со своей стороны добавил, что «США должны ответить на непосредственную угрозу, которую представляет Россия». Вероятно, что патриархам западной геополитики было крайне неприятно осознавать, что план «мягкой» интеграции России в мировое сообщество с треском провалился. Теперь, без полной трансформации самой России, ее экономической, военной, социально-политической систем, а также территориального устройства не обойтись. А на это может уйти много времени. Но другого пути нет.

Россия отныне государство-террорист и государство-изгой. Это означает не просто изоляцию со стороны мирового сообщества. Это означает устранение угрозы (глобальной войны и агрессии по отношению к соседям) на всех возможных уровнях. Именно поэтому, окончательным завершением украинско-российской войны станет смена путинского режима и трансформация самой России. Лишь после этого можно будет восстанавливать и воссоздавать новую архитектуру мировой безопасности и порядка. Лишь после этого можно будет серьезно говорить о новых путях развития глобальной экономики, новой энергетической эре, смене технологического уклада. Пока же угроза глобальной ядерной войны не снята. Мировые бизнес-круги ежедневно теряют от этого миллиарды долларов. Затягивать с «лечением болезни» никто не будет. Слишком дорого.

Не исключено, что на роль временного партнера по изменению самой РФ на какой-то краткосрочный период будут выбраны фигуры из нынешней властной обоймы (например, Сергей Иванов – именно он недавно был делегатом от РФ на 70-летии освобождения Освенцима). Евгений Примаков также делает попытки удержать нынешнее российское руководство от полной изоляции.

Базисным процессом по смене российской власти станет экономический крах России, который имеет все шансы состояться уже к середине нынешнего года. Дальнейший обвал рубля, долгосрочное падение цен на нефть и газ, утрата Россией экспортных рынков для своих энергоресурсов (вплоть до нефтяного эмбарго), полная изоляция РФ от мировых финансов (вплоть до отключения от SWIFT), а также стремительная девальвация российских активов (в том числе акций крупных госкорпораций) намного раньше приведет к обнулению «финансовой подушки безопасности» РФ, приоритетный доступ к которой имеют близкие к Владимиру Путину фигуры. Все крупные инвестпроекты в России на данный момент «заморожены» или окончательно закрыты. «Роснефть» вынуждена заявить об остановке проекта добычи углеводородов в Карском море по причине санкций. Это означает, что российский экспорт ожидает резкое падение, валютный дефицит, острый бюджетный кризис. Обо всем этом уже открыто заявляют российские руководители на всех уровнях. Денег не будет ни на социалку, ни на военные расходы. Останутся только «духовные скрепы».

На этом фоне Украине надо выстоять в войне с Россией. Время работает на нас. Наши западные союзники при помощи всего международного сообщества активно работают на устранение глобальной угрозы в виде путинского режима. Но уже сейчас надо иметь конкретный план дальнейшего развития страны, поэтапности реформ, приоритетности сфер, а также преодоления последствий первой крупной европейской войны 21 столетия.

Мир уже никогда не будет прежним. Попробуем учесть все ошибки и горький опыт в строительстве нового общества и государства. И не будем забывать, что за попытку новой жизни заплачена крайне высокая цена.

Роман Рукомеда, политический эксперт

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram