Реплика

Сегодня министра чрезвычайных ситуаций Нестора Шуфрича обвинили в смерти крокодила Годзиллы. Того самого, за которым Шуфрич безуспешно гонялся полгода, которого за него подобрал никому дотоле неизвестный рабочий Азовстали… Которого вместо того, чтобы передать в зоопарк, или на худой конец ветеринарам на «передержку», этапировали в донецкое отделение милиции, сотрудники которого не имели ни малейшего представления, чем кормить животное, не говоря уже о том, как его содержать.

Думается, крокодил, который сумел уйти от своих мучителей (мало приятного в том, чтобы с замотанным скотчем ртом позировать на пляжах на потеху прожаривающимся на солнце обывателям), да еще и несколько месяцев «партизанить» на под завязку забитом отдыхающими побережье Азовского моря, заслуживал лучшей доли. Или хотя бы посмертной оценки своего не абы какого, скажем прямо, стремления к свободе. Это стремление он доказал, в том числе, и своей смертью. Не смог жить «в заключении». К сожалению, сил на второй побег уже не хватило...

Думаю, все это вполне заслуживает того, чтобы увековечить Годзиллу, признав его одним из символов Украины. Символом стремления к свободе… Возможно даже его стоило бы наградить. Посмертно. А что? Наверное, сегодня никто не возьмется утверждать, что за судьбу Кивалова или того же Колесникова, «заслуги» которых в конце концов  оценили (одного – на уровне проющенковского руководства ЦИК, другого – указом Президента о награждении орденом) вся страна так же переживала в едином порыве. В конце концов, в отличие от этих деятелей Годзилла не раскалывал Украину, а наоборот – объединил ее. А если еще учесть то, что ему-то пришлось отстаивать свою позицию не в толпе единомышленников, а одному против всех охотников Шуфрича, то это тянет, как минимум, на орден…

Еще требую в сквере перед Верховной Радой установить скульптурную группу «Крокодил, разрывающий пасть Шуфричу». Возможно, даже сделать ее центральной композицией фонтана. А что? С 10-метровой струей из жидких выбросов той самой Азовстали, на территории которого «повязали» ослабевшего от мороза и голодухи крокодила.

Вера Сорока