История с Турцией и ее "вето" на вступление в НАТО Швеции и Финляндии проясняется. План "максимум" для Анкары не ограничивается только лишь претензиями к Стокгольму и Хельсинки. И выглядит следующим образом:

  1. Снять санкции с турецкого ВПК и всякие ограничения на экспорт вооружений и технологий, наложенные как за оккупацию северной Сирии, так и за покупку российских ЗРК С-400.
  2. Признание сирийских курдских организаций (YPG, SDF) террористическими организациями, связанными с турецкими PKK. Их изгнание из Европы и запрет на предоставление убежища, ограничения контактов с их руководством, блокирование банковских счетов и т.д.
  3. Прекращение предоставления политической, дипломатической и военной помощи курдским организациям и турецким оппозиционным группам, которых Анкара считает частью подпольной "гюленистской" сетки FETO.
  4. Выдача тех, кого Турция подозревает в причастности к перевороту 2016 года, терактам и финансированию разных организаций, которые Анкара считает террористическими и враждебными.
  5. Возвращение Турции в программы разработки западного вооружения нового поколения, включая программу разработки самолетов F-35, из которой Анкару исключили за покупку российских С-400.
  6. Дать молчаливое согласие на проведение новой военной операции против курдов на северо-востоке Сирии, которую Анкара пыталась начать в прошлом году, но так до дела и не дошло. Другими словами, позволить Турции установить в северной Сирии 30-км буферную зону, как в северном Ираке, и забыть о курдах.
  7. Позволить Турции стать главным газотранспортным хабом, подключив потоки израильского и может кипрского газа для его прокачки в Европу, а также замкнуть на Анкаре поставки нефти из Иракского Курдистана.
  8. Снять претензии к антитеррористическому законодательству Турции и создать нечто, что позволит действовать сообща в сфере борьбы с терроризмом.

Это, по сути, основные пожелания Турции. Их своеобразная цена за согласие на расширение НАТО. Похоже на историю с Северной Македонией.

Я думаю, компромисс будут искать где-то посредине. Европейцам в целом тяжело сейчас идти на такие уступки из-за возможной негативной политической реакции внутри. Турция фактически поставила их перед дилеммой: интересы, связанные с региональной безопасностью, или ценности/принципы, декларируемые правительствами.

Судя по оптимистичным заявлениям руководства НАТО, они настроены искать компромисс. Ну, или делают хорошую мину при плохой игре, не знаю.

Думаю, что эта ситуация потребует вмешательства США, на что также рассчитывают в Анкаре, так как большая часть вышеупомянутых пунктов касаются не столько шведов или финнов, сколько американцев и их внешней политики последних шесть лет.

В идеале для Эрдогана - это встреча с Байденом, на которой они "все порешают". Мне это напоминает прошлогоднее желание Путина встретиться с американским лидером и все решить, как бы поговорить по душам, откровенно, прямо, по-стариковски.

Судя по оптимистичным заявлениям руководства НАТО, они настроены искать компромисс

С другой стороны, в этом и суть внешней политики Турции после 2016 года.

Она стала наступательной, про-активной, прагматично-циничной и экспансионистской, что в общем-то отображает характер политической системы, выстроенной Эрдоганом за более чем 20 лет.

В этой логике НАТО перестало быть для Турции как некая ценностная площадка или исключительно блок западных государств, а скорее, как еще один актив, политический элемент, подтверждающий многовекторность внешней политики Турции, в которой пока что вполне умещаются такие концепты, как евро-атлантизм, туранизм, пан-исламизм, пан-тюркизм и османизм.