REUTERS

В статье Лиз Слай под названием "Российские авиаудары заставили прекратить помощь Сирии, что вызвало новый кризис", опубликованной на сайте газеты The Washington Post, пишется о том, что гуманитарные организации заявляют, что количество воздушных атак значительно возросло, после того, как Турция сбила российский военный самолет на границе с Сирией 24 ноября. Россия отреагировала на инцидент активизацией усилий по сокрушению антиправительственных восстаний в подконтрольных повстанцам провинциях, граничащих с Турцией.

Согласно отчету Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, среди пострадавших объектов – пограничные переходы и дороги, используемые для доставки гуманитарных грузов из Турции. Это вынудило многие организации прекратить или ограничить свою деятельность и усугубило страдания миллионов людей, живущих в этих районах.

Больницы и медицинские учреждения также пострадали, что снизило возможность оказания медицинской помощи пострадавшим при обстрелах. Согласно отчету ООН, во всей Сирии пострадали, по меньшей мере, 20 медицинских учреждений, с тех пор как Россия начал свою воздушную войну 30 сентября.

"Это новый гуманитарный кризис. Это невероятные страдания, люди не защищены", - сказал Рей Макграт, директор американской организации помощи "Корпус милосердия" в Турции и Северной Сирии, которая является одним из крупнейших поставщиков продовольственной помощи в северной Сирии. После начала российских ударов, организации смогла поставить только одну пятую от обычных объемов, - сказал он.

"Мы также видим огромный рост числа жертв среди гражданского населения. Становится все больше раненых, потому что растет интенсивность бомбардировок", - добавил он. "Трудно представить, что условия в Сирии могли стать еще хуже, чем были, но так и произошло".

REUTERS

В последние недели Россия усилила свои атаки на территории восточной Сирии, контролируемой "Исламским государством". Но американские военные, работники гуманитарных организаций и собственные военные отчеты России предполагают, что большинство ударов до сих пор приходится на подконтрольные повстанцам северо-западные провинции Латакия, Алеппо и Идлиб, на которые Россия совершила первую волну ударов  в начале октября.

Эти районы контролируются множеством повстанческих групп, начиная от умеренных, поддерживаемых США, до филиала Аль-Каиды в Сирии, Джабхат ан-Нусра. Все они, по крайней мере, частично, зависят от поставок со стороны турецкой границы.

Они также стали домом для миллионов людей, в том числе сотен тысяч тех, которые уже были перемещены из-за боевых действий. Многие из них зависят от гуманитарной помощи, она необходима им для выживания. Эскалация боевых действий, которую ознаменовала интервенция России, снова заставила бежать примерно 260 000 человек, по словам чиновника ООН в южной части Турции, который говорил на условиях анонимности, поскольку он не уполномочен давать комментарии средствам массовой информации.

"Турция находится под давлением, она должна остановить поток беженцев в Европу. Поэтому страна строго ограничила доступ сирийцам, желающим пересечь границу. Пострадавшие от ударов остались без каких-либо средств спасения", - сказал Надим Хури из правозащитной организации Human Rights Watch.

"Люди в основном переходят с места на место в поисках безопасного пристанища, но им некуда бежать", - сказал он. "Это чрезвычайно жестоко".

Хотя невозможно подтвердить, что удары по гражданскому населению осуществляются намеренно, но работники организаций помощи говорят, что нападения на гражданскую инфраструктуру частые и достаточно систематичные, что может доказывать верность предположения.

Силосное хранилище, которое снабжало пшеницей провинцию Идлиб, 10 пекарен, которые в совокупности обслуживали, по крайней мере, 200 000 человек, несколько мельниц и складов, которые хранили муку, стали объектами ударов 24 ноября, говорится в докладе ООН. В районе провинции Алеппо, контролируемой "Исламским государством", была разрушена водоочистная станция, и теперь 1,4 миллиона человек остались без воды.

Как минимум, - сказал МакГрат, - "там существует повторяющаяся схема бомбардировок высокой интенсивности в районах, где невозможно не затронуть гражданское население".

сирия / youtube.com

Центр вблизи пограничного перехода Баб-эль-Салам, где водители грузовиков собираются для того, чтобы забрать помощь, поступающую из Турции, три раза за пять дней подвергался ударам. Поэтому были остановлены не только поставки помощи, но и коммерческие поставки продовольствия, топлива и других предметов первой необходимости, - заявил представитель ООН. И военный самолет, который 27 ноября разрушил мельницу и пекарню, которая обслуживала 50 000 человек в городке Саракиб провинции Идлиб, больше не осуществлял никаких ударов по другим объектам.

"Конечно, это было преднамеренно", - сказал он. "Это был очень специфический выбор цели".

Среди медицинских учреждений, пострадавших после российской интервенции, 12 находились в северной Сирии. Их поддерживают "Врачи без границ", - сказал Пабло Марко, который возглавляет программу организации в Сирии, он не считает, что медучреждения были поражены случайно.

"Конечно, мы не можем быть уверены, но частота, с которой бомбы падают на больницы или очень близко к больницам, достаточно показательна, чтобы можно было утверждать, что они действительно стреляют по больницам", - сказал он.

Стратегия, когда целью выбирают гражданскую инфраструктуру, не новая. ВВС Сирии также систематически осуществляли удары по пекарням, больницам и рынкам в течение последних четырех лет войны. Но российская интервенция увеличила имеющуюся огневую мощь, и, к тому же, современные российские военные самолеты могут более точно поражать цели, - сказал представитель ООН.

Российская интервенция до сих пор обеспечивала только ограниченные успехи наземным войскам, преданным президенту Сирии Башару аль-Асаду. Они пытались воспользоваться новым преимуществом, предоставленным превосходящими возможностями воздушных сил России.

REUTERS

Россия и войска Асада создают хаос и трудности в районах, лояльных повстанцам, чтобы подорвать  и уничтожить структуры, которые поддерживают бойцов. Эти бойцы родом из тех районов, в которых они ведут борьбу, они так же зависят от пекарен и медицинских учреждений, как их родственники среди гражданского населения, - говорит Арон Лунд из Фонда Карнеги.

Атаки ставят под сомнение перспективу мирного процесса, начатого мировыми лидерами на переговорах в Вене в прошлом месяце, - сказал Ян Эгеланн, генеральный секретарь Норвежского совета по делам беженцев, одной из групп, которая приостановила свою деятельность по оказанию помощи в северной Сирии из-за атак. Он также предупредил об ухудшении ситуации зимой.

"Гражданскому населению некуда бежать. Школы, рынки и пекарни бомбят, женщины и дети находятся под огнем", - сказал он. "Как гуманитарные организации на местах, мы боимся, что активизация военной интервенции снова уничтожит надежды на реальные мирные переговоры".

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ