REUTERS

В статье Моритца Гатманна под названием «Я пошел на войну не только для того, чтобы убивать», опубликованной на сайте газеты Der Tagesspiegel пишется о том, что когда Максим Корягичев идет в своей коричневой куртке и черной шляпе в этот холодный и ветреный апрельский день в своем городе Владимире, он выглядит, как и все остальные здесь. Возможно, слишком худой для молодого россиянина, возможно, его лицо слишком милое. Во всяком случае, никому и в голову не придет, что Максим недавно был на войне.

Корягичев идет к «Золотым воротам», оборонному сооружению в центре тысячелетнего города. Отсюда уже в 1169 году ландвер под командованием князя Боголюбского выдвинулся на Киев, рассказывал восхищенно 24-летний парень. «Они тогда разграбили Киев и вернулись обратно очень богатыми». Таким образом, Корягичев проводит параллель между теми, кто отправился тогда, и сегодняшними бойцами на Донбассе. Так он хочет прибавить немного больше смысла своей истории.

Максим Корягичев – один из десятков тысяч россиян, которые поехали на Донбасс, чтобы бороться против украинской армии. За деньги, за Новороссию, против опустошения в повседневной жизни. Он вернулся оттуда с двумя слуховыми аппаратами, которые ему теперь нужны, чтобы понять собеседника. Повезло. Тысячи людей потеряли ноги или руки, или вернулись в цинковых гробах из этой необъявленной войны.

«Мое поколение выросло на «Бойцовском клубе», говорит Корягичев, когда он снова сидит в своей квартире на 12-м этаже нового здания на восточной окраине города. «Мы все выросли в ожидании, что эта уютная убогость существования среднего класса является чем-то временным, что однажды в дверь постучит настоящая жизнь, и вся эта реальность торговых центров и офисных комплексов рухнет, как дешевая декорация», говорит он. Между тем, он просматривает последние военные новости из «Новороссии». Вверху на книжной полке стоит фотография из этого времени: он и два других бойца в камуфляже, за его спиной выглядывает ствол автомата Калашникова. Он должен казаться отважным, но даже здесь Корягичев выглядит довольно милым.

«Хотят ли русские войны?» Риторический вопрос

«Хотят ли русские войны?» - поется в известной российской песне. Разумеется, это риторический вопрос, на который каждый рядовой россиянин отвечает «нет». Песня 1960-х годов воспевает мирный российский народ, который берется за оружие только, когда на него нападают. Несомненно, Россия неоднократно подвергалась нападениям от Наполеона до Гитлера, но сами русские также вели имперские войны, последнюю большую в 1980 году в Афганистане. За ней последовали две жестоких войны в Чечне, в которых Россия, с официальной точки зрения, сохраняла территориальную целостность страны, а в 2008 году – война в Южной Осетии, в которой русская армия разгромила грузин, которые хотели силой вернуть отделившуюся часть страны. С того августа 2008 года Корягичев ждал следующей возможности.

inforesist.org

Через Санкт-Петербург на фронт

Корягичев изучал историю и углубился в историю своего города. Почему он не стал гидом? «Слишком застенчивый», говорит он. Почему не учитель истории? «Слишком мало платят». Вместо этого, он пошел на ТЭЦ, огромную тепловую электростанцию, чьи трубы дымят на окраине города. Его отец обеспечил ему работу в отделе закупок. «Сравнение цен: электроника, трубы, ручки, все, что угодно», говорит он. Хорошо платят, но смертельно скучно.

И очень далеко от героизма отца. Он воевал в конце в Афганистане против моджахедов. В ретроспективе, эта война была бессмысленной, но в ящике остались ордены. У Максима Корягичева нет ордена. Он даже не был принят в состав российской армии, из-за плоскостопия.

После аннексии Крыма, Корягичев был прикован к усугубляющемуся конфликту на Донбассе. В марте 2014 года его сократили. Корягичеву было 23, молодой и свободный.

Через координатора из Санкт-Петербурга, он узнает, как может оказаться на Донбассе: в начале августа он едет на поезде в Ростов-на-Дону и записывается там в спасательный центр российского МЧС, где к этому времени уже набралось больше сотни добровольцев. Оттуда на автобусе он едет в Донецк. Российская пограничница только сухо сказала: «О, новое пушечное мясо». Корягичев почувствовал, как по спине пробежал холод.

Грохот, а затем из его ушей потекла кровь

В Донецке наконец он встречает на улице командира чисто российского подразделения и нанимается. Направление на восток. Оснащенные минометами, они оседают в непосредственной близости от города Амвросиевка. Корягичев подает мину одну за другой, которые со свистом летят в сторону украинцев. Но никто не объяснил ребятам, что максимум после тридцати выстрелов необходимо менять позицию. Украинцы отстреливаются, стоит невообразимый грохот,  затем его командир лежит мертвый за кустом, а у него самого идет кровь из ушей. Война Максима закончилась.

Орден Корягичев привез. Только упомянутые затычки для ушей. 60 процентов потеря слуха. С обеих сторон. Необратимая, говорят врачи.

Что дала тебе война, Максим? Он смеется немного неуклюже. «Сломанное здоровье. И ощущение, что я боролся за то, во что верю. «Во что же?» «В царскую Россию. В то, что мы вернем территории, которые принадлежат России».

Считает ли он, что боролся против украинских фашистов? Он улыбается. Нет, это только официальная версия. Летом 2013 года он был в Киеве на свадьбе двоюродной сестры.

Война на Донбассе принесла в Россию своего рода гражданский мир, примерно так, как начало Первой мировой войны в Германии. «Я больше не признаю никаких партий, для меня теперь существуют только немцы», сказал тогда Кайзер Вильгельм. Что-то подобное может утверждать и Путин.

Три года назад Корягичев еще ходил по улицам Владимира и клеил на стены наклейки с лозунгом «Единая Россия - партия жуликов и воров». Теперь он говорит: «В то время мы ругали их: Путин виноват в коррупции. Теперь я думаю: коррупция необходима России. Она смазывает государственный аппарат».

Почему война объединяет россиян

Александр Витнер два года назад также был невысокого мнения о Путине: он жаловался на плохие законы, беззаконие полицейских и мигрантов с Кавказа и из Центральной Азии. Но 24 июля прошлого года, он отправился на войну за это государство. «В мирное время, россияне не понимают друг друга. Но если идет война, то мы делаем общее дело», говорит он, сидя в своем прекрасно оборудованном доме в поселке недалеко от старого города. На нем оливково-зеленый армейский свитер, на рукавах знаки отличия «Новороссии».

РИА Новости

До начала войны, Витнер руководил компанией по безопасности, каждый месяц получал гордую зарплату 70 000 рублей (тогда около 1600 евро).

По телевизору он следил за событиями на Майдане в Киеве, который  российское телевидение показало как приход к власти украинских фашистов. «Будет война», подозревал он.

Когда российское телевидение сообщило, что украинская армия применяет над Донецком фосфорные бомбы, Витнер пошел к своему боссу и уволился. «Ты идиот», сказал тот. «Равнодушие хуже, чем фашизм», выплюнул Витнер.

Витнер собирает кобуру, у него есть форма нацистов, ГДР и Советского Союза. В них он принимает участие в так называемых «исторических реконструкциях», в которых восстанавливают события времен Второй мировой войны. Помешанный на истории и на войне, он полон парадоксов. С немецкими корнями, но гордый тем, что русский.

Он говорит такие вещи, как «я пошел на войну не только, чтобы убивать, а чтобы спасать жизни людей». Несмотря на ужасы войны, он не стал монстром: «Я был в состоянии сохранить честь и порядочность». Но что именно он делал на Донбассе, рассказывать он не хотел. По его словам, он принадлежал к специальной группе, которая применялась за пределами украинских границ. Трудно проверить. У него тоже нет никаких орденов, только украинский флаг из покинутого вражеского КПП.

Сайт lostivan.com насчитывает 270 погибших добровольцев

270 убитых добровольцев из России перечисляет сайт "Lostivan.com", на котором украинцы собирают данные о российских бойцах на Донбассе, но реальная цифра, вероятно, гораздо выше. Такие люди, как Витнер и Корягичев, не важны в этой войне. Это так называемые «туристы», т.е. солдаты регулярных российских войск, которые «в отпуске» поехали на Донбасс для борьбы, а также регулярные российские войска, которые открыли огонь по украинцам с российской стороны границы, и в важные моменты пересекали границу танками.

псковский десантник / @Romenskiy

В то время как Витнер отрицает вмешательство регулярных российских войск, Корягичев видел все своими глазами: Когда он стоял с минометом между украинцами и российской границей, над его головой с российской стороны пролетали ракеты «Ураган» в сторону украинских частей. И тогда он сделал это видео, когда только пересек российскую границу после ранения: В желтоватом свете уличных фонарей проезжают российские танки с закрашенными знаками. «Конечно, они поехали в Украину», говорит он сегодня.

Сколько россиян добровольно воевали на Донбассе, можно только предположить. «Lostivan» перечисляет имена 3 500 человек. Но это только те, кого можно идентифицировать с помощью их страниц в Интернете. Русский писатель Захар Прилепин в ноябре заявил о 35 тысячах. Только на запрос Владимир перечислены восемь бойцов, двое из них погибшие служащие российской армии.

Один из них лежит на глубине почти в два метра на кладбище Улибишево, огромной площади в сосновом лесу за городом. «О, вы ищете тех, кого они привезли из Украины?», спрашивают работники кладбища, которые ждут автобус со следующей работой. Затем они ведут к могиле Романа Селезнева. Почти два метра глубиной в мокрой земле своей родины, погиб 25 августа, в возрасте 22 лет.

В письме Министерства обороны официальная версия его смерти выглядит так: погиб во время учений в Ростовской области. Но даже тогда этому никто не верил. Последнее сообщение, которое получил его друг Александр Кутьин: «Сегодня нам предстоит марш. 70 км». Тогда он уже был в Ростовской области.

Осенью товарищи Селезнева приехали во Владимир, пили на его могиле и рассказали Александру Кутьину, что произошло на самом деле. Вскоре после пересечения украинской границы их встретила украинская артиллерия. Командир крикнул: Всем оставаться в своих транспортных средствах. «Но Роман выскочил, чтобы помочь другим. Затем осколок гранаты попал ему в голову», говорит Кутьин. Селезнев умер мгновенно.

У него осталась беременная подруга.  2 августа, в день воздушно-десантных войск, он попросил ее выйти за него замуж. «Две или три недели учений, и тогда мы будем праздновать свадьбу, сказал он», вспоминает Кутьин. Остался только крест. После смерти Селезнева у его подруги был выкидыш.

Для других, жизнь продолжается. Витнер хочет как можно скорее вернуться в Украину, а Корягичев взял кредит, 100 000 рублей, больше чем зарплата за три месяца. За эти деньги он купил магазины для автомата Калашникова и шлемы для солдат на Донбассе.